Игра «Инквизитор 286»

По статистике каждый десятый житель России сталкивался с незаконным применением насилия со стороны правоохранителей.

Данные неутешительные. И мы желаем, чтобы вы никогда не попадали в подобную ситуацию. Но стоит быть готовым ко всему. Если это все же произошло, то лучше быть во всеоружии.

Мы подготовили игру «Инквизитор 286», в которой вам предлагается проделать непростой путь к справедливости, чтобы восстановить свои права и наказать полицейских: собрать доказательства, сыграть в пинг-понг со следствием, склонить весы Фемиды в свою сторону…

Удачи! Да пребудет с вами сила правозащиты!

ИГРАТЬ!

Программирование: Владислав Касаткин
Графический дизайн: Диана Теванян
Геймдизан: Гога Горгодзе
Идея и сценарий: Иван Жильцов, Дмитрий Казаков

Пенсионерка, задержанная на протестной акции, пожаловалась на неоказание ей медпомощи в полиции

Пенсионерка из Нижнего Новгорода Людмила Полякова, имеющая третью группу инвалидности, обвиняет полицейских в том, что те удерживали ее более шести часов в отделе полиции и отказывались вызвать «скорую помощь», несмотря на ее проблемы с сердцем и высокое давление. Она была задержана сотрудниками полиции в ходе протестной акции 31 января этого года и доставлена в отдел полиции, где ей стало плохо. По факту произошедшего юристы Комитета против пыток в интересах Людмилы обратились в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

23 марта 2021 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась 62-летняя жительница Нижнего Новгорода Людмила Полякова. Она рассказала, что 31 января этого года в ходе протестной акции ее задержали сотрудники правоохранительных органов и поместили в «автозак».

Людмилу вместе с другими задержанными доставили в отдел полиции № 2 Нижнего Новгорода, там ее самочувствие стало ухудшаться. 

В отделе полиции на Людмилу составили протокол об административном правонарушении по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ («Участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры») лишь спустя два часа после задержания и, по словам Поляковой, отказались вносить в документы сведения о том, что она является инвалидом III группы. Впоследствии суд переквалифицировал правонарушение на ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка») и назначил Людмиле штраф пять тысяч рублей.

«На тот момент я уже чувствовала себя хуже. У меня началась стенокардия, то есть сдавливающая боль в грудной клетке, а также головокружение», – рассказывает Людмила.

Затем, по словам, Поляковой ее отвели в актовый зал, где находились несколько десятков задержанных. Через некоторое время она сообщила о плохом самочувствии и попросила вызвать ей скорую медицинскую помощь, однако сотрудники полиции, как утверждает пенсионерка, этого не сделали.

Только лишь спустя продолжительное время, со слов Людмилы, ей удалось встретиться с врачами «скорой помощи», которые приехали на вызов к другому задержанному.

«Врач сказал, что у меня очень высокое давление, но инфаркта нет, – вспоминает Полякова. – Также он сказал, что мне незамедлительно нужен покой, и мне нельзя находиться в отделе полиции».

По словам Поляковой, врач сообщил об этом полицейским, однако ее не отпустили из отдела полиции, а отвели обратно в актовый зал к другим задержанным, и там она вновь стала просить у полицейских вызвать ей бригаду медиков, но безрезультатно.

«Сотрудник полиции ответил мне, что раз меня не госпитализировали, то меня не отпустят, – поясняет Людмила. – В этот момент я очень плохо себя чувствовала, действительно опасалась, что могу умереть».

Людмилу отпустили из полиции только ближе к семи часам вечера, она чувствовала себя очень плохо. Около входа в отдел полиции ее встретили члены Общественной наблюдательной комиссии Нижегородской области, которые не могли попасть внутрь по причине введенного плана «Крепость».

В этот же день Полякова обратилась в Нижегородскую областную клиническую больницу им. Семашко, где врачи диагностировали у нее гипертонический криз.

Вчера, 19 апреля, правозащитники обратились в интересах Людмилы Поляковой в Следственный комитет с сообщением о преступлении по факту произошедшего.

«Жестокое обращение, согласно практике Европейского суда по правам человека, которая является составной частью российской правовой системы, не обязательно всегда связано с непосредственным применением насилия со стороны представителей власти. Степень жестокости может определяться, в том числе, исходя из личных особенностей жертвы, например, возраста или состояния здоровья. Сотрудники полиции более шести часов удерживали Людмилу в отделе и отказывались вызывать «скорую», хотя она чувствовала себя все хуже и хуже. Уверен, что Следственный комитет должен присмотреться к действиям полицейских через призму уголовного права и дать им оценку», – говорит юрист Комитета против пыток Владимир Смирнов.

Напомним, весной 2020 года по схожим обстоятельствам Европейский суд по правам человека признал Россию виновной в жестоком обращении с другой нижегородской пенсионеркой Лилией Греминой. Та ситуация имела место еще в 2007 году: пенсионерка была задержана в связи с «Маршем несогласных» и доставлена в отдел полиции Автозаводского района, где у нее также случился гипертонический криз, но помощь надлежащим образом оказана ей не была. Страсбургские судьи присудили Греминой компенсацию в размере 5000 евро.

Возбуждено дело по факту избиения кубанца в полиции из-за съемки задержания людей на пляже

В Следственном комитете возбуждено уголовное дело по факту избиения жителя Тимашевска Андрея Лихмана в отделе полиции в мае 2019 года – как рассказал Лихман, его избили за то, что он снимал на телефон, как полицейские задерживали людей на пляже, а потом отказался отдать им свой телефон. До этого следователи вынесли шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, которые после жалоб юристов Комитета против пыток отменялись как незаконные. 

15 ноября 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Тимашевска Краснодарского края Андрей Лихман. Он рассказал, что вечером 31 мая 2019 года вместе со своими знакомыми отдыхал на городском пляже в Тимашевске и стал свидетелем того, как двое отдыхающих на пляже мужчин были задержаны с применением силы и спецсредств сотрудниками полиции. Он и другие отдыхающие снимали это задержание на телефоны.

Как поясняет Лихман, через полчаса после того, как задержанных увезли, полицейские вновь вернулись на пляж и стали выяснять у отдыхающих, кто из них снимал задержание, и требовать удалить эти записи. По словам Андрея, полицейские подозвали его к себе и потребовали у него телефон. После отказа это сделать, сотрудники полиции потребовали проследовать его с ними в отдел полиции. Как рассказал Лихман, он стал снимать происходящее на телефон, после этого полицейские повалили его на землю и силой попытались отнять телефон, а затем надели на него наручники, посадили в полицейский автомобиль и увезли. Телефон он успел передать своему другу, у которого его позже забрали полицейские.

Лихмана доставили в отдел полиции по Тимашевскому району. 

«Меня повели к железной двери, над которой имелась надпись: «Уголовный розыск». Когда дверь открылась, и меня подвели к дверному проему, я почувствовал удар в область правого уха. Как я понял, ударили рукой. От удара в ухо я споткнулся и чуть не упал, при этом меня пронесло вперед. Туда уже прошел сотрудник полиции — водитель автомобиля, на котором меня привезли в отдел полиции. Он, стоя лицом ко мне, нанес удар кулаком правой руки в область левого глаза. Я почувствовал боль. Другой полицейский нанес удар своей правой ногой по моей правой ноге. От удара по ноге я упал на пол. После этого, находившиеся рядом со мной сотрудники стали наносить удары ногами по моему телу. В какой-то момент я потерял сознание. Это случилось после того, как я получил удар ногой в область правой стороны лица», – вспоминает Лихман.

Этой же ночью сотрудники полиции доставили Андрея в Тимашевскую центральную районную больницу для проведения медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения – его у задержанного зафиксировано не было.

Утром 1 июня в отношении Андрея был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции»). Суд признал Лихмана виновным и назначил ему наказание в виде двенадцати суток административного ареста.

Перед доставлением в суд Андрея привезли в городскую больницу, где врачи зафиксировали у него следующие телесные повреждения: «Ушибы мягких тканей лица, ссадины спины».

18 июля в отношении Андрея Лихмана было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»). Впоследствии суд признал Андрея виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года условно.

1 августа Андрей Лихман обратился в Следственный комитет по факту избиения полицейскими.

5 сентября следователь Тимашевского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Краснодарскому краю Максим Фролов отказал в возбуждении уголовного дела по жалобе Андрея Лихмана на избиения сотрудниками полиции. Следователи вынесли еще пять «отказных» постановлений, которые отменялись впоследствии по жалобам правозащитников как незаконные.

В феврале и марте 2021 года юристы Комитета против пыток обратились к руководству следственного управления по Краснодарскому краю с жалобами на волокиту следователей. В результате руководством Следственного комитета были даны указания по проведению дополнительных проверочных действий.

12 апреля старший следователь Тимашевского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Краснодарскому краю Дмитрий Ульянов возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») в отношении неустановленных сотрудников полиции ОМВД России по Тимашевскому району.

Сегодня правозащитники получили копию этого постановления.

«Мы, безусловно, удовлетворены тем, что возбуждено уголовное дело по факту незаконного применения сотрудниками полиции насилия в отношении Андрея Лихмана, а сам он признан потерпевшим, – говорит юрист Комитета против пыток Илья Платонов. – Теперь мы продолжим представлять интересы Лихмана уже в рамках возбужденного уголовного дела и добиваться от следователей проведения эффективного расследования».

Жену похищенного модератора чата «1Adat» отказываются признавать потерпевшей по уголовному делу

Краснодарский краевой суд признал законным отказ следователей Следственного комитета признать жену модератора чата Telegram-канала «1Adat» Салмана Тепсуркаева (у них был заключен религиозный брак по мусульманским обычаям) потерпевшей по уголовному делу о похищении Салмана. По мнению следователей и судьи, Елизавета не является близким лицом похищенного.

Напомним, 6 сентября 2020 года в Геленджике был похищен Салман Тепсуркаев, который являлся модератором чата Telegram-канала «1Adat», рассказывающего о нарушениях прав человека в Чеченской Республике. Очевидцы сообщают, что похитители показывали им удостоверения сотрудников МВД. В течение суток не было никакой информации о судьбе Салмана. Но вечером 7 сентября его телефон был снова включен и родственникам удалось получить его геолокационные данные, согласно которым телефон Салмана находился на территории полка патрульно-постовой службы полиции имени Ахмата Кадырова, расположенного в Грозном.

В тот же день, 7 сентября, человек с ником «Охотник» опубликовал в чате Telegram-канала «1Adat» видеозапись, на которой Салман Тепсуркаев на чеченском языке ругает себя и этот канал, после чего пытается сесть на стеклянную бутылку.

11 сентября юристы Комитета против пыток направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу о нарушении прав Тепсуркаева, предусмотренных статьями 3 и 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Запрет пыток» и «Право на личную неприкосновенность». Правозащитники попросили Суд применить «Правило 39» и потребовать от Российской Федерации обеспечительных мер по установлению местонахождения Тепсуркаева, а также гарантии его освобождения и безопасности.

Согласно информации, опубликованной на сайте Министерства юстиции России, 22 октября Европейский суд по правам человека отказал в удовлетворении поданной правозащитниками жалобы.

14 сентября правозащитники обратились в интересах супруги Салмана Тепсуркаева в следственное управление СК РФ по Чеченской Республике и в следственный отдел по Геленджику СУ СК РФ по Краснодарскому краю с сообщениями о преступлении.

Также юристы Комитета против пыток провели собственное общественное расследование, в результате которого удалось получить убедительные доказательства причастности сотрудников правоохранительных органов к похищению Тепсуркаева. Правозащитники предоставили следователям видеозапись, на которой виден процесс похищения Тепсуркаева, а также данные об автомобилях и похитителях, попавших в объектив видеокамеры на месте происшествия. В ходе общественного расследования удалось выяснить, что один из автомобилей принадлежит действующему сотруднику полиции из Чечни.

15 октября следователи из Краснодарского края приняли решение передать собранные ими материалы проверки в следственное управление по Чечне, в связи с тем, что автомобиль предполагаемых похитителей Тепсуркаева пересек границу Чеченской Республики. В тот же день, 15 октября, следователь из чеченского следственного управления отказал в возбуждении уголовного дела, сославшись на отсутствие события преступления.

29 октября следователь следственного управления СК РФ по Чеченской Республике Адлан Лепиев вернул коллегам из Краснодарского края часть материала проверки, касающуюся именно похищения Тепсуркаева. При этом чеченские следователи продолжили проводить проверку по жалобе на применение насилия к Тепсуркаеву на территории республики. На настоящий момент в Чечне следователями было вынесено четыре постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

8 февраля 2021 года последнее «отказное» постановление следователя было отменено прокуратурой. В своем постановлении заместитель прокурора Чеченской Республики указал, что материалы проверки необходимо передать в следственное управление по Краснодарскому краю, так как Салмана Тепсуркаева в последний раз видели на территории края, а также, что информация о возможном содержании Салмана в правоохранительных органах республики опровергнута в ходе проверки в следственном управлении по Чеченской Республике.

25 февраля следователь Лепиев вынес постановление о передаче материалов проверки по факту похищения Тепсуркаева в следственное управление СК РФ по Краснодарскому краю, пояснив, что местом похищения является Геленджик, а 27 ноября 2020 года по этому факту в следственном отделе по Геленджику возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренному п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ («Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору»).

У Салмана есть жена Елизавета, они проживали вместе после заключения религиозного брака по мусульманским обычаям, но не успели зарегистрировать свой брак в ЗАГСе из-за карантинных мер, введенных в марте 2020 года. 

Несмотря на многочисленные доказательства близких отношений между Тепсуркаевым и Елизаветой, что они проживали как муж и жена, в декабре 2020 года следователи следственного отдела по Геленджику отказали Елизавете в признании ее потерпевшей по уголовному делу, мотивировав это тем, что она является сожительницей, и не состояла с Тепсуркаевым в официальном браке, поэтому не является его близким лицом. 

Юристы Комитета против пыток обжаловали это решение сначала в Геленджикский городской суд Краснодарского края, а впоследствии – в Краснодарский краевой суд. 

15 апреля Краснодарский краевой суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы и оставил в силе постановление следователей об отказе в признании Елизаветы потерпевшей.

«В уголовно-процессуально кодексе есть понятие «близкие лица». Это – лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений. Мы убеждены, что Елизавета, которая проживала с потерпевшим Салманом и состояла с ним в религиозном браке, как раз является его близким лицом, – говорит юрист Комитета против пыток Лейсан Маннапова. – Кроме того, следователи по уголовному делу игнорируют специфику региона. В Чечне религиозный брак по мусульманским обычаям гораздо более распространен, чем официальный брак, и является первостепенным для возможности совместного проживания супругов. Мы, конечно же, будем обжаловать решение суда и добиваться признания Елизаветы потерпевшей».

В Оренбурге не стали возбуждать дела по жалобам на незаконное насилие на протестной акции

Следователи Следственного комитета отказали в возбуждении уголовных дел по жалобам четверых оренбуржцев, которые обвиняют правоохранителей в незаконном применении к ним насилия в ходе протестной акции 31 января этого года.  Также все четверо жаловались на то, что после доставления в отдел полиции их необоснованно поместили в камеры для административно задержанных, длительное время не допускали адвоката, отобрали средства связи. Юристы Комитета против пыток будут добиваться возбуждения уголовных дел по жалобам оренбуржцев.

Напомним, после прошедшей в Оренбурге 31 января 2021 года протестной акции в Комитет против пыток с заявлениями о проведении общественного расследования и оказании юридической помощи обратились четверо граждан, среди которых юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин, участвовавший в акции в качестве общественного наблюдателя. Все заявители утверждают, что к ним незаконно применяли физическую силу люди в гражданской одежде и без опознавательных знаков.

Тимур Рахматулин рассказал, что во время мероприятия двое мужчин в гражданской одежде схватили его и, не представляясь, отвели к автобусу, где стояли сотрудники полиции. Там его стали заталкивать в автобус, и один из мужчин в гражданской одежде нанес ему удар кулаком в пах: «Я стал требовать, чтобы они представились и объяснили мне, в связи с чем они применяют ко мне силу. Я стал упираться ногами и руками в дверной проем автобуса, после чего находившийся от меня справа мужчина в гражданской одежде нанес мне удар в область паха кулаком. Удар был достаточно сильный, а потому я вскрикнул от боли».

Владимир Савченко также сообщил о применении к нему насилия неизвестным мужчиной в гражданской одежде: «В какой-то момент, когда меня только схватили, я крикнул «Россия будет свободной!», в ответ на что получил удар под дых, отчего я рефлекторно замолчал и сжался. Удар мне нанес тот мужчина в серой куртке и маске, который меня схватил за шею. От удара у меня несколько часов болело солнечное сплетение, однако телесных повреждений не образовалось».

Михаил Перехожев рассказал о том, что его жестко задержали полицейские, а мужчина «в гражданке» дважды ударил по телу: «В какой-то момент ко мне и сотрудникам полиции подбежали другие лица, они были в гражданской одежде, я поначалу не понял кто они, но потом получил удар кулаком справа в область печени и прямо через секунду удар кулаком слева в подреберную область. Я посмотрел на этого человека, который нанес мне два удара. У него на руках были надеты черные перчатки, я понял, что это не обычные перчатки, а такие как у сотрудников полиции или ОМОНа».

Дмитрий Телешенко пожаловался на то, что один из тех мужчин, кто задерживал Владимира Савченко, ударил его по лицу.

После задержания всех заявителей доставили в отдел полиции № 1 Оренбурга, где в отношении каждого были составлены протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному требованию сотрудника полиции») и ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Все четверо были задержаны на 48 часов и помещены в спецприемник.

Заявители также рассказали о нарушениях условий содержания в отделе полиции, когда задержанных безосновательно помещали в камеру административно задержанных (КАЗ), несколько часов не давали есть и не принимали передачи от родственников и друзей, не допускали адвоката к задержанным, а также оформляли документы с многочисленными нарушениями.

1 и 2 февраля Ленинский районный суд Оренбурга прекратил рассмотрение дел в отношении задержанных по факту неповиновения законным требованиям полиции, не найдя в действиях задержанных состава правонарушения.

«Судебное рассмотрение было очень тщательным: были допрошены сотрудники спецназа, дежурившая возле автобуса сотрудница полиции, а также полицейские, составлявшие рапорты на задержанных – никто из них не пояснил, какое именно законное требование, кем из правоохранителей в какой момент было предъявлено задержанным. Никто из допрошенных также не смог пояснить, кто были эти люди в гражданской одежде, проводившие задержание, к какому подразделению они относились, –комментирует юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин. – Даже допрошенный в суде сотрудник спецназа рассказал, что сам задержание не осуществлял, задерживающих на видео лиц он опознать не может. Мы будем добиваться от следственных органов установления этих никому неизвестных людей, незаконно применивших к нам силу».

В феврале в интересах четырех заявителей правозащитники обратились в Следственный комитет с сообщениями о преступлении.

12 марта следователь следственного отдела по Южному административному округу Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Анвар Ахмедов отказал в возбуждении уголовного дела по жалобе Тимура Рахматулина на действия сотрудников правоохранительных органов при задержании, а 19 марта следователь отказал в возбуждении дела по аналогичной жалобе Михаила Перехожева.

22 марта следователь этого же следственного отдела Данил Дмитриев также отказал в возбуждении уголовных дел по заявлениям Владимира Савченко и Дмитрия Телешенко.

Сегодня правозащитники получили копии этих постановлений.

«Если раньше мы не могли утверждать, что неизвестные мужчины в гражданке, которые задерживали граждан, являются силовиками, то теперь суд выяснил, что это действительно были сотрудники правоохранительных органов. Правда, до сих пор неустановленные. Также суд установил, что заявители, не совершали действий, которые могли бы оправдать жесткие действия со стороны правоохранителей. Судебные решения, а также материалы, представленные полицией в суд, мы передадим следователям Следственного комитета и, безусловно, будем требовать возбуждения уголовных дел», – говорит руководитель оренбургского отделения Комитета против пыток Сергей Бабинец.

Если вы сами пострадали от действий правоохранителей или стали очевидцем применения насилия к героям нашей публикации, просим вас написать нам на электронную почту orenkpp@yandex.ru

В связи с гибелью нижегородца, выпавшего из окна здания МВД, возбуждено уголовное дело

В Нижнем Новгороде возбуждено уголовное дело в связи с гибелью жителя Нижнего Новгорода Александра Целищева, который в октябре прошлого года выпал из окна кабинета Управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД России по Нижегородской области. По версии следствия, Александр выпрыгнул с седьмого этажа из-за «неправомерного психологического и физического воздействия», которые оказывали на него полицейские. 

Напомним, 13 января 2021 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась жительница Нижнего Новгорода Людмила Целищева. Она рассказала, что вечером 22 октября 2020 года ее сын Александр Целищев ушел из дома в фитнес-клуб и не вернулся. На следующий день, по словам Людмилы, к ней домой с обыском пришли сотрудники полиции, после чего сообщили, что ее сын погиб, и попросили проехать на опознание. Как рассказала Людмила, из-за шока она не могла поехать на опознание и попросила об этом своих родственника и коллегу, которые позже рассказали ей, что опознали Александра, но у него отсутствовал правый глаз, а лицо было вдавлено внутрь.

Также, по словам Целищевой, она узнала от полицейских, что 22 октября ее сын с приятелем были задержаны предположительно сотрудниками «наркоконтроля» (УКОН) и доставлены в Управление по контролю за оборотом наркотиков Главного Управления МВД России по Нижегородской области, откуда впоследствии Александр выпал из окна.

В этот же день его труп был доставлен в отделение Бюро судебно-медицинской экспертизы Автозаводского района. В медицинском свидетельстве о смерти эксперт указал, что смерть наступила от «тупой сочетанной травмы тела», «падения с высоты с неопределенными намерениями».

Позднее по результатам судебно-медицинской экспертизы было установлено, что на момент смерти Александр не был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

21 января 2021 года юристы Комитета против пыток обратились в интересах Людмилы Целищевой в Следственный комитет с сообщением о преступлении по факту гибели ее сына.

10 февраля старший следователь следственного отдела по Нижегородскому району СУ СК РФ Нижегородской области Альберт Урусов по результатам проведенной проверки отказал в возбуждении уголовного дела, указав в своем постановлении, что «в отношении Целищева А. С. каких-либо неправомерных или насильственных действий, вследствие которых наступила его смерть, не совершалось».

В ходе проверки следователь опросил сотрудника «наркоконтроля», который участвовал в задержании, а также проводил опрос Целищева в кабинете на седьмом этаже здания УКОН ГУ МВД по Нижегородской области. По словам этого полицейского, он брал объяснение у Александра и в какой-то момент отвернулся к компьютеру.  Затем услышал звук открывающегося окна, а после чего осознал, что Целищев выпрыгнул из окна.

Однако 24 февраля заместитель прокурора Нижегородского района Нижнего Новгорода Владимир Митюрин вынес постановление, в котором счел проведенную следователем Урусовым проверку неполной, потребовал отменить «отказное» постановление следователя и провести дополнительную проверку по факту смерти Целищева.

В итоге, 2 апреля Альберт Урусов возбудил уголовное дело, предусмотренное п. «а», ч. 3, ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). В постановлении о возбуждении уголовного дела следователь Урусов указал: «В результате превышения сотрудниками полиции УКОН ГУ МВД России по Нижегородской области своих должностных полномочий, то есть совершения действий, явно выходящих за пределы их полномочий, а именно неправомерном психологическом и физическом воздействии на Целищева А.С., последний выпрыгнул из окна 7 этажа, в результате чего скончался на месте, чем причинили тяжкие последствия».

Сегодня юристы Комитета против пыток получили копию этого постановления.

«Мы удовлетворены возбуждением уголовного дела, а также признанием Людмилы Целищевой потерпевшей, – говорит юрист Комитета против пыток Кристина Диогидзе. – Теперь мы продолжим представлять ее интересы уже в рамках возбужденного дела, добиваясь от следствия профессиональной работы и выполнения всех необходимых следственных действий».

В полиции не стали инициативно извиняться перед жителем Башкирии, которого избивали и пытали током

Начальник отдела полиции Нефтекамска Радик Насыров спустя восемь месяцев все-таки принес извинения Венеру Мардамшину, которого в 2016 году избивали и пытали током экс-начальник нефтекамского уголовного розыска Ильвир Сагитов и его подчиненный старший оперуполномоченный Радим Хайруллин. Со второго раза они были признаны виновными в совершении этого преступления, лишены специальных званий и приговорены к трем годам и трем месяцам лишения свободы каждый. Извинений потерпевшему удалось добиться лишь только после обращения юристов Комитета против пыток к министру МВД Башкирии.

Предыстория этого дела такова. 22 ноября 2016 года к правозащитникам за юридической помощью обратился Венер Мардамшин. Он рассказал, что 10 ноября был схвачен четырьмя мужчинами, которые сковали ему руки наручниками, надели на голову пакет и, затолкав в свой автомобиль, увезли в неизвестном направлении. Со слов Венера, позже выяснилось, что это были сотрудники полиции, которые доставили его в городской опорный пункт участковых, после чего начали избивать, применяя дубинки и электрошокер, и требовали от Венера признания в похищении женщины. Однако попытки полицейских добиться от Венера признания в совершении преступления оказались безуспешными, и они отпустили его, предварительно взяв с него объяснение о том, что он распивал с друзьями спиртные напитки и претензий к сотрудникам полиции не имеет.

По словам Мардамшина, домой ему помог добраться его знакомый. Супруга Венера вызвала «скорую», и мужчину доставили в больницу Нефтекамска, где он проходил лечение до 21 ноября, а затем был переведен в уфимскую больницу. Всего на стационарном лечении Мардамшин находился двадцать семь дней. В выписном эпикризе больного врачи нефтекамской больницы зафиксировали следующий диагноз: «Сочетанная травма, ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга. Ушиб шейного отдела позвоночника. Закрытый компрессионный перелом тела L1 позвонка. Закрытый (застарелый?) перелом поперечного отростка L1 позвонка справа. Ушиб левой половины таза. Ушиб обеих почек. Макрогематурия. Множественные ушибы, кровоподтеки, ссадины и точечные раны мягких тканей головы, туловища, верхних и нижних конечностей. Посттравматическая ишемическая нейропатия лучевого нерва левого предплечья. Посттравматическая ишемическая нейропатия малоберцового нерва левой голени».

Подробнее о развитии этой истории можно прочитать здесь.

28 декабря 2016 года в этом деле появился первый обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств») – им стал начальник отдела уголовного розыска полиции Нефтекамска Ильвир Сагитов. 25 июля 2017 года вторым обвиняемым по этой же статье стал его подчиненный – старший оперуполномоченный отделения по раскрытию преступлений против собственности отдела уголовного розыска ОМВД по Нефтекамску Радим Хайруллин.

Рассмотрение уголовного дела в отношении Ильвира Сагитова и Радима Хайруллина началось 1 ноября 2017 года в Нефтекамском городском суде Республики Башкортостан. В рамках судебного следствия было проведено 15 заседаний, на которых было допрошено около 40 свидетелей. В ходе судебного следствия подсудимые вину не признали.

4 июня 2018 года судья Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан Ибрагим Даутов признал Ильвира Сагитова и Радима Хайруллина непричастными к совершению инкриминируемого преступления.

Суд установил, что Венеру Мардамшину действительно были причинены указанные в экспертизах телесные повреждения. В то же время суд счел, что непричастность подсудимых полицейских подтверждается показаниями их родственников и коллег, а также детализацией телефонных переговоров. В связи с этим, судья Даутов постановил вернуть уголовное дело в Следственный комитет для возобновления расследования и поиска виновных. Ильвир Сагитов был освобожден в зале суда, с Радима Хайруллина была снята подписка о невыезде.

Государственный обвинитель, правозащитники и адвокат Венера Мардамшина не согласились с оправдательным приговором и обжаловали его в апелляционную инстанцию, считая, что в ходе судебного разбирательства вина подсудимых была полностью доказана и что суд первой инстанции вынес решение, неверно интерпретируя доказательства обвинения.

4 сентября 2018 года Верховный суд Республики Башкортостан рассмотрел апелляционные жалобы всех участников стороны обвинения и вынес решение – отменить оправдательный приговор в отношении Ильвира Сагитова и Радима Хайруллина и направить уголовное дело на новое рассмотрение. Кроме того, суд назначил подсудимым меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Повторное рассмотрение уголовного дела в отношении Ильвира Сагитова и Радима Хайруллина началось 22 января 2019 года в Янаульском районном суде Республики Башкортостан. В рамках судебного следствия было проведено 28 заседаний, на которых было допрошено около 50 свидетелей. В ходе судебного следствия подсудимые вину не признали.

11 ноября 2019 года в ходе прений прокурор Янаульского района Азат Зулькарнаев счел вину подсудимых в инкриминируемом преступлении доказанной и просил суд приговорить Сагитова к восьми годам лишения свободы, Хайруллина — к семи с половиной. Юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов, представляющий интересы потерпевшего Венера Мардамшина, просил суд назначить подсудимым наказание в виде лишения свободы сроком 10 лет каждому, а также лишить подсудимых специальных званий и государственных наград, как лиц, дискредитировавших службу в системе МВД России.

21 ноября 2019 года судья Янаульского районного суда Республики Башкортостан Юлия Даутова вынесла приговор в отношении Ильвира Сагитова и Радима Хайруллина. Они были признаны виновными в том, что в 2016 году избивали и пытали током задержанного Венера Мардамшина. Оба подсудимых были приговорены к трем годам и трем месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

И сторона обвинения, и сторона защиты обжаловали приговор в апелляционном порядке.

Государственный обвинитель, правозащитники и адвокат Мардамшина отметили, что в ходе судебного разбирательства вина подсудимых была полностью доказана, однако суд вынес слишком мягкое наказание и его следует ужесточить, а также лишить осужденных специальных званий и государственных наград. Адвокаты полицейских отметили в своих жалобах, что суд первой инстанции вынес решение, неверно интерпретируя доказательства обвинения и доказательства защиты, и что приговор следует отменить, направив уголовное дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

23 июня 2020 года в Верховном суде Республики Башкортостан были рассмотрены эти апелляционные жалобы. Заслушав доводы сторон, суд удалился в совещательную комнату, после чего вынес решение – оставить без изменения сроки наказания осужденным, к которым они были приговорены судом первой инстанции. Однако суд лишил экс-полицейских их званий: Сагитов был лишен звания подполковник, а Хайруллин – старший лейтенант.

Это решение также не устроило обе стороны, и они подали кассационные жалобы, повторив доводы, озвученные ранее в апелляционных жалобах.

3 февраля 2021 года шестой кассационный суд общей юрисдикции оставил без изменения решения Верховного суда Республики Башкортостан.

В связи с тем, что полицейские инициативно не принесли извинения Венеру Мардамшину, 11 марта юристы Комитета против пыток обратились в его интересах к министру внутренних дел Башкирии Роману Дееву с требованием принести извинения Мардамшину, как это предусмотрено законом «О полиции».

Сегодня Венер Мардамшин получил письмо от начальника ОМВД России по Нефтекамску Радика Насырова, в котором тот принес официальные извинения потерпевшему за преступление, совершенное в отношении него бывшими полицейскими. Также юристы Комитета против пыток были уведомлены начальником правового отдела МВД России по Республике Башкортостан Тимуром Абдрахмановым о том, что по факту несвоевременного принесения потерпевшему извинений проведена служебная проверка, и виновные в этом привлечены к дисциплинарной ответственности.

«Наш заявитель получил официальные извинения лишь спустя восемь месяцев с момента, когда эти извинения должны были быть принесены согласно закону «О полиции». К сожалению, представители МВД принесли эти извинения не инициативно, а только после нашего обращения, – говорит юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов.

В прокуратуре считают законным отказ СК заниматься жалобой краснодарца о применении к нему насилия

В прокуратуре Краснодара сочли законным отказ следователей Следственного комитета проводить проверку по жалобе местного жителя Владимира Плахтия, который обвиняет сотрудников полиции в незаконном применении к нему насилия во время задержания на протестной акции в Краснодаре 31 января этого года. Несмотря на наличие видеозаписи задержания, подтверждающей слова Владимира, медицинских документов о полученных им повреждениях, свидетельских показаний, представители прокуратуры посчитали, что в жалобе Плахтия не содержится сведений о совершенном в отношении него преступлении.

Напомним, 31 января 2021 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Краснодара Владимир Плахтий.

Владимир сообщил, что в самый разгар акции несколько ребят попросили ненадолго подержать их плакат. Он решил его свернуть и положил на клумбу, когда почувствовал, что его схватили за обе руки несколько людей в гражданской одежде.

«Никто из них не представился, не предъявил удостоверение и не объяснил причины задержания. Я предположил, что это сотрудники полиции, и потребовал их представиться. Ответа не последовало, – вспоминает Владимир. – Так как они начали заламывать мне руки, я начал сопротивляться. Я группировал руки на груди и не давал им возможности их схватить. В этот момент кто-то из них толкнул меня на плитку рядом с клумбой, в результате чего я сильно ударился спиной».

В этот момент к Владимиру подошли еще двое сотрудников в гражданской одежде: «Один из них подошел ко мне стороны головы. Он взял меня обеими руками за плечи и попытался рывком меня поднять. Из-за этого я испытал боль. Поднять меня снова не удалось. Второй подошедший обошел первого, держащего меня за плечи, встал на колени таким образом, что одно его колено находилось на траве, а вторым коленом он надавил мне на лицо, всем своим весом упершись мне в нос. Кто-то из них в этот момент сказал мне не рыпаться. Я испытал сильную боль. В этот момент я почувствовал щелчок в носу. Я подумал, что это перелом костей носа. От боли я крикнул сидящему на мне сотруднику убрать колено с моего лица. Он не отреагировал».

В итоге, Владимира поместили в автозак и отвезли в отдел полиции, где в отношении него составили протокол об административном правонарушении по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение порядка проведения митинга»). На следующий день суд признал его виновным и назначил штраф 10 000 рублей.

После того, как Владимира отпустили из полицейского участка, он обратился в городскую больницу Краснодара, где ему диагностировали: «Ушиб мягких тканей носа. Дисторсия шейного отдела позвоночника. Ушиб грудной клетки. Ушиб мягких тканей шейного и грудного отдела позвоночника. Множественные ссадины, ушибы лица. Правосторонний посттравматический артрит височно-нижнечелюстного сустава».

Через несколько дней Владимир прошел судебно-медицинское освидетельствование, согласно которому действиями неизвестных сотрудников полиции в штатском ему был причинен легкий вред здоровью.

5 февраля юристы Комитета против пыток обратились с сообщением о преступлении в интересах Владимира Плахтия в Следственный комитет, однако, вопреки требованию закона, это сообщение было перенаправлено в ГУ МВД по Краснодарскому краю. Правозащитники обжаловали в суд такое решение представителей Следственного комитета как незаконное.

В ходе общественного расследования юристы Комитета против пыток получили из МВД подтверждение того, что люди, задерживающие Владимира Плахтия, являются полицейскими. Также журналисты передали правозащитникам видеозапись задержания Владимира: на ней видно, как один из державших его сотрудников полиции в штатском несколько раз сильно надавливает коленом на шею, челюсть и нос лежащего на земле Плахтия.

4 марта правозащитники обратились в прокуратуру с жалобой на бездействие сотрудников следственного отдела по Западному округу Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю, отказавшихся проводить доследственную проверку по заявлению Владимира Плахтия о незаконном применении к нему насилия сотрудниками полиции.

9 марта заместитель прокурора Западного округа Краснодара Сергей Чеботарев вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы юристов Комитата против пыток, посчитав, что в заявлении Владимира Плахтия не содержится сведений о совершенном в отношении него преступлении.

Сегодня правозащитники получили копию этого постановления.

«К сожалению, вся эта ситуация схожа с московской практикой, где отказ Следственного комитета проводить проверки по фактам незаконного применения насилия правоохранителями на митингах носит массовый характер, – говорит юрист Комитета против пыток Илья Платонов. – Однако мы продолжим добиваться проведения доследственной проверки по заявлению Владимира Плахтия, но уже в суде».

Суд признал законным отказ в возбуждении дела по жалобе на выбивание признания в изнасиловании

Вчера, 5 апреля 2021 года, суд в Оренбургской области признал законным отказ в возбуждении уголовного дела по жалобе троих мужчин на полицейских, которые, по их словам, в 2019 году применяли к ним пытки и жестокое обращение с целью заставить признаться в групповом изнасиловании односельчанки. Юристы Комитета против пыток обжалуют это решение суда.

Напомним, в октябре 2019 года в оренбургский филиал Комитета против пыток за помощью обратились трое жителей села Назаровка Первомайского района Оренбургской области: Владимир Рассохин, Сергей Васюков и Арман Туныков. Они сообщили, что в ночь с 24 на 25 сентября 2019 года каждого из них из дома забрали сотрудники полиции, доставили в ОМВД России по Первомайскому району, где пытками и угрозами заставляли признаться в групповом изнасиловании односельчанки, с которой они провели вечер накануне задержания.

Владимир Рассохин так вспоминал события той ночи в отделе полиции: «От ударов по лицу, чтобы не упасть, я удержался за кресло. После этого сразу получил удар кулаком в солнечное сплетение, отчего у меня перебило дыхание. Я стал возмущаться, чего они меня бьют, и сказал, что мне завтра на работу, они стали громко смеяться. Ударивший меня сказал: «Смотри-ка, он еще на работу собирается! Кроме зоны тебе ничего не светит!».

Позднее медики зафиксировали у Владимира ушиб и кровоподтек левой окологлазничной области.

Сергей Васюков также рассказал об избиении: «Полицейский меня начал бить по лицу ладонями. Удары были сильными. У меня от них кружилась голова, один раз я от удара упал на стулья. Тогда полицейский закричал на меня, потребовал встать и поднял меня схватив за одежду. Всего он меня бил около 10 минут и нанес около 5-7 ударов. Всё это время он требовал, чтобы я сознался в совершении преступления».

У Сергея медики зафиксировали ушиб лица, передней брюшной стенки.

Арман Туныков сообщает, что его не избивали сотрудники полиции, но замахивались, имитируя намерение нанести удар, высказывали угрозы и оскорбления, не разрешали сходить в туалет, а также не давали воды и еды.

Всем троим следствие предъявило обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ («Изнасилование группой лиц по предварительному сговору»).

На следующий день в ходе судебного заседания об избрании меры пресечения потерпевшая сообщила, что вступала в половой контакт с обвиняемыми добровольно и не имеет к ним претензий. Выслушав мнение сторон, суд отправил обвиняемых под домашний арест.

Следствие, не собрав доказательств группового изнасилования, переквалифицировало их деяния по ч. 1 ст. 133 УК РФ («Понуждение к действиям сексуального характера»). В итоге мировой суд признал троих виновными в совершении этого преступления и назначил им наказание в виде штрафа.

8 октября 2019 года Владимир Рассохин, Сергей Васюков и Арман Туныков обратились в Следственный комитет с сообщением о преступлении по факту превышения сотрудниками полиции должностных полномочий.

22 ноября 2019 года заместитель руководителя Бузулукского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Оренбургской области Берик Умбетов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Юристы Комитета против пыток обжаловали решение следователя, однако суд отказался рассматривать жалобу, указав что доверенности на правозащитников не заверены должным образом. Оренбургский областной суд отменил решение районного суда как незаконное. В итоге жалоба на постановление следователя вернулась обратно к тому же судье.

30 декабря 2020 года Бузулукский районный суд вновь прекратил производство по жалобе. В этот раз в связи с тем, что в отношении заявителей Владимира Рассохина, Сергея Васюкова и Армана Туныкова вынесен обвинительный приговор.

Правозащитники с таким выводом суда не согласились и обратились в вышестоящую судебную инстанцию с апелляционной жалобой. Оренбургский областной суд вновь отменил решение суда первой инстанции и направил жалобу на новое рассмотрение в ином составе.

Вчера судья Бузулукского районного суда Оренбургской области Наталья Кузнецова, рассмотрев жалобу юристов Комитета против пыток, отказала в ее удовлетворении и признала «отказное» постановление следователя Умбетова законным.

«Лишь спустя год мы добились от суда рассмотрения нашей жалобы по существу. В ней мы указали на многочисленные недоработки следствия: так, следователь в ходе доследственной проверки даже не опросил сотрудников полиции, принимавших участие в задержании, не истребовал документацию по факту доставления задержанных, не дал оценки медицинским документам заявителей, не назначил судебно-медицинскую экспертизу, не опросил очевидца применения насилия к задержанному, – говорит юрист Комитета против пыток Альбина Мударисова. – К сожалению, наши доводы не были услышаны, поэтому мы будем обжаловать решение судьи Кузнецовой в Оренбургском областном суде».

Экс-полицейские, обвиняемые в избиении нижегородца и подбросе ему наркотиков, предстали перед судом

8 апреля 2021 года в Нижегородском районном суде Нижнего Новгорода начнется рассмотрение по существу уголовного дела в отношении бывших нижегородских полицейских, обвиняемых в избиении Игоря Крайнова и незаконном сбыте наркотиков в крупном размере с использованием своего служебного положения. Напомним, Крайнов утверждает, что в сентябре 2019 года сотрудники полиции избили его при задержании, а также засунули ему пакетик с наркотиками в задний карман джинсов. Описанные события попали на камеру видеонаблюдения, о существовании которой полицейские не знали.

1 октября 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Нижнего Новгорода Игорь Крайнов. По его словам, вечером 12 сентября, примерно в 20:50, он после дружеской встречи возвращался на свое рабочее место в Нижполиграф, чтобы забрать личные вещи. Возвращаясь привычной дорогой через внутренний неосвещенный двор, Игорь увидел приближающихся быстром шагом к нему двух неизвестных мужчин в гражданской одежде, которые, поравнявшись с ним, закричали: «Стоять, полиция!». Не приняв нападавших за полицейских, Крайнов побежал в сторону освещенного участка. Мужчины бросились за ним, один из них споткнулся и упал, второй начал стрелять в воздух, закричав: «Стой! Стрелять буду!».

После прозвучавших выстрелов Игорь осознал, что эти мужчины являются сотрудниками полиции, однако опасался возможных незаконных действий в отсутствие каких-либо свидетелей, в связи с чем намеренно вбежал в здание, где установлены камеры видеонаблюдения и могли находиться посторонние люди.

Забежав в здание, Крайнов проследовал к лифтам – там его догнали преследовавшие его полицейские.

«В этот момент сотрудник схватил меня обеими руками за шею и за спину, ударил правым коленом в область живота, повалив на землю, сразу же надел наручники, застегнув руки сзади. После этого сотрудник поднялся и нанес правой ногой удар в пах», – вспоминает Крайнов.

Как сообщает Игорь, сотрудники полиции периодически наносили ему удары ногами в область ребер, постоянно задавая вопросы: «Где? Где?». По ощущениям заявителя, ему нанесли более 10-15 ударов в течение десяти минут, которые он провел лежа на полу у лифта. Пока Крайнов лежал на полу, одни сотрудники постоянно обыскивали содержимое его карманов, прибежавшие следом другие сотрудники с фонариками проверяли помещение с целью, как понимал заявитель, поиска наркотиков. Звучали фразы: «Смотрите здесь всё. Он мог скинуть».

Позже, как пояснил Крайнов, его подняли и повели к выходу из двора здания, где в очередной раз один из сотрудников проверил содержимое заднего левого кармана джинсов, именно в этот момент Крайнов понял, что ему туда что-то подложили. После Игоря посадили в автомобиль и доставили в отдел полиции № 5 УМВД РФ по Нижнему Новгороду, где в одном из кабинетов ему перестегнули наручники в положение спереди и поставили лицом к стене с поднятыми руками. По ощущениям Крайнова, в таком положении он провел порядка трех часов, также за это время несколько сотрудников из числа его задержавших наносили ему удары в область почек, а также оскорбляли и унижали.

Примерно в 22.30 был произведен личный досмотр Крайнова, в ходе которого в присутствии понятых в заднем левом кармане джинсов был обнаружен прозрачный пакет с белым порошком, как позже было установлено, наркотическим средством «мефедрон» в крупном размере (3.184 грамма).

В отношении Крайнова было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере»).

Несколькими часами позже по месту постоянного места жительства Крайнова был произведен обыск, в ходе которого ничего запрещенного найдено не было.

В отделе полиции сотрудник, осуществлявший задержание и досмотр Крайнова, сообщил, какой легенды тому надо будет придерживаться: якобы Крайнов увидел на заборе ссылку на телеграм-канал, через нее заказал мефедрон, проехал по полученному адресу, забрал «закладку», уехал на работу, около которой его задержали сотрудники полиции.

«Меня предупредили: если я буду придерживаться этой легенды, мне обеспечат меру пресечения, не связанную с арестом, в противном случае – привлекут по еще одной более тяжкой статье уголовного кодекса», – рассказал Игорь.

Сутки Крайнов провел в изоляторе временного содержания, 14 сентября в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, после чего он отправился домой.

Несмотря на постоянную ноющую боль в области ребер справа и соответствующих жалоб, медицинская помощь Крайнову ни в полиции, ни в изоляторе временного содержания не была оказана. В связи с сохранением болезненности 16 сентября он обратился в травматологический пункт поликлиники № 50, где ему был поставлен диагноз «Ушиб правой половины грудной клетки». Сам заявитель описывает, что в течение длительного времени сохранялась сильная боль в области ребер справа, имелись проблемы с дыханием, появилась болезненность при глубоком вдохе.

3 октября юристы Комитета против пыток обратились в интересах Игоря Крайнова в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

8 октября старший следовать следственного отдела по Нижегородскому району Нижнего Новгорода СУ СК РФ по Нижегородской области Карина Шилкова возбудила уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников полиции по факту совершения преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). В тот же день Игорь Крайнов был признан потерпевшим по делу.

Позднее в рамках этого уголовного дела трем старшим оперуполномоченным отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по Нижнему Новгороду Евгению Соколову, Алексею Иванову и Николаю Кострову было предъявлено обвинение.

17 июня 2020 года в отношении Николая Кострова и Евгения Соколова также было возбуждено уголовное дело о незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере с использованием своего служебного положения (пп. «б», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ).

Кроме того, в этот же день в отношении Кострова и Соколова было возбуждено еще одно уголовное дело по факту совершения ими преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий»). По мнению следствия, тяжкими последствиями для Игоря Крайнова стало его уголовное преследование по обвинению в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства – это уголовное дело в отношении Крайнова было прекращено в четвертый раз 11 декабря 2020 года.

Все уголовные дела в отношении трех бывших полицейских были объединены в одно производство.

5 марта 2021 года заместитель прокурора Нижегородского района Нижнего Новгорода Владимир Митюрин утвердил обвинительное заключение по этому уголовному делу, после чего его передали в суд.

Внимание журналистов.

Рассмотрение уголовного дела по существу начнется 8 апреля 2021 года в Нижегородском районном суде Нижнего Новгорода (судья Тимур Хорцев) по адресу: ул. Большая Покровская, д. 17. Начало в 13.30.