Троим экс-полицейским, обвиняемым в пытках, отказали в возбуждении дела о ложном доносе на них

Следователи Следственного комитета не усмотрели в жалобе нижегородца Леонида Мурского на пытки в полиции заведомо ложного доноса. Уголовное дело в отношении него требовали возбудить трое экс-полицейских Сергей Лебедев, Николай Атамашко и Алексей Хрулев, которые являются обвиняемыми по делу о пытках самого Мурского. В настоящее время обвиняемые заканчивают знакомиться с уголовным делом в отношении них, после этого оно направится в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.


Напомним, 19 марта 2015 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Нижнего Новгорода Леонид Мурский. Он рассказал, что поздно вечером 17 марта был задержан возле подъезда своего дома и доставлен в отдел полиции № 7, где сотрудники полиции начали выбивать у него признание в продаже наркотиков.

«В кабинете я сел на стул, после чего сразу получил от полицейского удар в лицо. При этом он грубо сказал: «такая тварь, как ты, должна сидеть на полу, еще не заслужил сидеть на стуле», – вспоминал Леонид.

По словам Мурского, в его избиении принимали участие несколько сотрудников полиции – били по телу, обещали вывезти на Гребной канал и там утопить.

«Я уже был весь в крови, воспринимал обещания вывезти меня на Гребной канал как прямую угрозу моей жизни, поэтому под диктовку полицейского написал явку с повинной. Также под диктовку они заставили меня написать подробности изготовления наркотических средств», – рассказал Мурский.

Впоследствии Леонид был осужден на четыре с половиной года по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ («Незаконные производство, сбыт психотропных веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам»).

Из полиции Леонид был отпущен под подписку о невыезде, в тот же день обратился в травматологический пункт, где у него были зафиксированы: «Ушибы и ссадины лба, подозрение на перелом тел 6-7-го шейных позвонков без смещения».

Позднее по результатам судебно-медицинской экспертизы были сделаны следующие выводы: «У Мурского Л.Г. имелась закрытая черепно-мозговая травма: сотрясение головного мозга, кровоподтеки и ссадины лица, лобной области, кровоизлияние в мягкие ткани (гематома) затылочной области. Повреждения, входящие в комплекс закрытой черепно-мозговой травмы, носят характер тупой травмы, т.е. образовались от действия тупого предмета, механизмом возникновения которых является удар, сдавление, трение. Данную травму следует расценивать как причинившую легкий вред здоровью. Возможность образования повреждений у Мурского Л.Г. в срок и при обстоятельствах, указанных им в объяснении от 23.06.2015 года, не исключается».

Юристы Комитета против пыток обратились в интересах Леонида Мурского с сообщением о преступлении в Следственный комитет, а также в управление собственной безопасности МВД.

За время доследственной проверки следователи вынесли шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе Мурского на пытки.

Правозащитники последовательно обжаловали эти постановления, однако последнее «отказное» постановление было признано законным судами двух инстанций.

В связи с этим 5 апреля 2017 года юристы Комитета против пыток обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека в интересах Леонида Мурского. По мнению правозащитников, в отношении него были нарушены статьи Европейской конвенции, запрещающие применение пыток и гарантирующие эффективное расследование.

22 мая 2019 года в отношении неустановленных сотрудников полиции все-таки было возбуждено уголовное дело по факту совершения в отношении Леонида Мурского преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

22 октября 2019 года следователь следственного отдела по Канавинскому району Нижнего Новгорода СУ СК РФ по Нижегородской области Станислав Квитченко задержал бывшего заместителя начальника 6 отдела управления уголовного розыска ГУ МВД России по Нижегородской области Сергея Лебедева, бывшего начальника отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отдела уголовного розыска ОМВД России по городу Бор Николая Атамашко, бывшего начальника межрайонного отделения № 3 (дислокация г. Бор) 6 отдела управления уголовного розыска ГУ МВД России по Нижегородской области Алексея Хрулева по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

В настоящее время Сергей Лебедев, Николай Атамашко и Алексей Хрулев находятся под подпиской о невыезде.

25 мая 2020 года троим экс-полицейским было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Расследование этого уголовного дела уже дважды приостанавливалось из-за обстоятельств, связанных с пандемией коронавируса. В настоящее время следствие по делу возобновлено и после того, как все обвиняемые закончат с ним знакомиться, оно будет направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.

Еще год назад экс-полицейские Сергей Лебедев, Николай Атамашко и Алексей Хрулев обратились в Следственный комитет с заявлением о том, что Леонид Мурский совершил в отношении них заведомо ложный донос.

В сентябре 2020 года экс-полицейским было в третий раз отказано в возбуждении уголовного дела. Сегодня следователь уведомил об этом юристов Комитета против пыток.

«Встречные заявления об оскорблении или применении к ним насилия – достаточно частое явление в делах по обвинению полицейских в пытках, но заявления о ложном доносе в своей практике мы встречаем редко, – говорит юрист Комитета против пыток Сергей Шунин. – Как отметил следователь в постановлении об отказе в возбуждении дела, доводы заявителей о ложном доносе Леонида Мурского следует считать их избранной позицией защиты с целью избежать грозящего им наказания».

Суд обязал возобновить уголовное преследование экс-начальника угрозыска подмосковного Солнечногорска

Судья Бабушкинского районного суда Москвы Наталья Курышева признала незаконным прекращение уголовного преследования бывшего начальника уголовного розыска ОМВД по Солнечногорскому району Московской области Виталия Мясоедова, который мог быть причастен к избиению до смерти Фарруха Урозова в отделе полиции в сентябре 2014 года. Суд обязал Следственный комитет возобновить расследование по этому делу.



Напомним, 26 сентября 2014 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Подмосковья Илхом Алихонов. Как он рассказал правозащитникам, вечером 17 сентября он вернулся с работы домой. Его брат Фаррух Урозов к этому времени уже спал. Через десять минут в дом вошли сотрудники патрульно-постовой службы вместе с женщиной из соседнего дома.

По словам Илхома, полицейские, применив физическую силу, разбудили его брата, надели наручники и увезли в отделение. Как позже узнал Илхом, Фарруха задержали по подозрению в применении насилия к шестилетней дочери соседки.

Как объяснил Илхом, через некоторое время к его дому вновь приехали полицейские и забрали уже его самого вместе с приятелем Фирдавсом Сатторовым в то же отделение полиции. Там Алихонов слышал, как его брат, находящийся в одном из кабинетов, сильно кричит. На время ему даже удалось увидеть Фарруха через приоткрытую дверь: брат сидел на полу со скованными за спиной руками, на его лице отчетливо виднелись многочисленные кровоподтеки и ссадины, на полу была кровь.

Рано утром 18 сентября Илхома и Фирдавса выпустили из отделения полиции. Спустя несколько часов они узнали, что Фаррух скончался.

Согласно заключению экспертизы, Урозову было нанесено более семидесяти пяти ударов по голове, телу и конечностям. Избивавшие сломали ему двенадцать ребер. Урозов скончался от множественных травм и удушения.

По факту смерти Фарруха Урозова практически сразу же было возбуждено уголовное дело. 15 июня 2016 года судья Солнечногорского городского суда Московской области Станислав Чепик вынес обвинительный приговор в отношении трех подсудимых: сотрудников уголовного розыска Станислава Дейкуна, Андрея Чернышова и Владимира Гордеева. Они были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека») и п.п. «а, б, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия, специальных средств и повлекшее тяжкие последствия»). Дейкун и Чернышев приговорены к семи годам и четырем месяцам лишения свободы каждый. Гордеев — к семи годам и шести месяцам лишения свободы. Суд постановил, что осужденные будут отбывать наказание в колонии строгого режима.

11 августа 2015 года следователь третьего следственного отдела второго управления по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Московской области Рыбаченко вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Мясоедова, указав, что «в ходе расследования уголовного дела следствие пришло к выводу о непричастности Мясоедова В.И. к совершению преступления».

«При вынесении этого постановления следователь Рыбаченко не дал оценки и полностью проигнорировал собранные доказательства, прямо указывающие на участие Мясоедова в избиении Урозова», – говорит юрист Комитета против пыток Петр Хромов.

Правозащитники обжаловали это постановление следователя, но суд дважды отказывал в удовлетворении жалобы. Впоследствии Московский городской суд в апелляции отменял эти решения и направлял материал на новые рассмотрения.

В итоге, 20 октября 2020 года, судья Бабушкинского районного суда Москвы Наталья Курышева признала незаконным прекращение уголовного преследования в отношении Виталия Мясоедова и обязала Следственный комитет возобновить расследование.

«В своем решении судья указала, что постановление следователя Рыбаченко является немотивированным, а выводы следователя о непричастности Мясоедова к совершению преступления ничем не подтверждены, поскольку никакие доказательства в постановлении не изложены, – комментирует Петр Хромов. – Мы, в свою очередь, уверены в причастности Мясоедова к совершенному преступлению. Согласно показаниям свидетелей, Мясоедов неоднократно заходил в кабинет, где находился Урозов, и выходил оттуда запыхавшимся. В результате экспертизы на одежде погибшего Урозова были обнаружены микрочастицы, совпадающие с материалом, из которого изготовлена обувь Мясоедова. Как микрочастицы попали на одежду, следствие так и не объяснило. Надеемся, что теперь эти ответы будут получены».
 

14-летняя жительница Дагестана заявила о принуждении к оговору в изнасиловании

Несовершеннолетняя жительница Дагестана обвиняет свою родственницу и сотрудников правоохранительных органов из Хасавюрта в том, что те в 2019 году заставили ее оговорить несколько мужчин в изнасиловании. Юристы Комитета против пыток начали общественное расследование.

16 октября 2020 года в Комитет против пыток за юридической помощью вместе со своими родителями обратилась жительница Республики Дагестан Лейла (имя заявительницы изменено – прим. авт.). Лейла рассказала, что в июле 2019 года ее тетя забрала ее у родителей и у себя дома избивала, требуя, чтобы она оговорила в изнасиловании нескольких мужчин и своего отца. По словам Лейлы, тетя несколько раз говорила ей, что она делает это для того, чтобы оформить на нее опекунство и получать деньги.

В сентябре 2019 года тетя Лейлы обратилась в ОМВД РФ по Казбековскому району с сообщением о неоднократных изнасилованиях своей племянницы. Через несколько дней местный участковый в отделе полиции посредством видеозвонка показал Лейле четырех задержанных мужчин, которые находились в Хасавюртовском межрайонном следственном отделе СУ СК РФ по Республике Дагестан.

«Участковый спросил, они меня изнасиловали или нет? Я ответила, что нет. Участковый выключил телефон и сказал мне, чтобы я сказала, что это они изнасиловали меня, после чего вновь включили видеосвязь на телефоне. Тогда я сказала, что это были они. После этого я увидела в телефоне, как задержанных начали избивать двое мужчин», – вспоминает Лейла.

После этого ее поместили в Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних в Махачкале. Как рассказала Лейла, через несколько дней к ней приехал сотрудник полиции Хасавюрта Юсуп Магомедов в сопровождении двух коллег (в настоящее время Юсуп Магомедов является подсудимым по делу о пытках заявителя Комитета против пыток Мусы Алиева – прим. авт.), и в присутствии этих полицейских тетя приказала написать ей заявление об изнасиловании.

«Я отказалась это делать и тогда тетя избила меня в присутствии Магомедова Юсупа и двух полицейских, которые приехали с ними. Эти трое никак не отреагировали на это, не сказали тете, чтобы она не била меня», – говорит Лейла.

После этого, по словам Лейлы, ее доставили в следственный отдел Хасавюрта, где она написала заявление об изнасилованиях. Также она рассказала, что по дороге назад в реабилитационный центр Юсуп Магомедов ударил ее шнуром от зарядного устройства для телефона и сказал, чтобы она говорила все, как требовала от нее тетя.

Через несколько недель следователь Хасавюртовского следственного отдела приехал в реабилитационный центр и предупредил Лейлу, что ее будут допрашивать. «При этом он сказал мне, что если я не буду говорить все так, как мне говорила тетя, то они изобьют моих родителей», – рассказала Лейла.

Как утверждает девушка, впоследствии угрозы избиения родителей несколько раз повторялись.

10 октября 2020 года Лейле удалось сбежать из реабилитационного центра в Махачкале. Спустя несколько дней она вместе с родителями обратилась за юридической помощью в Комитет против пыток. Лейла объяснила правозащитникам, что причиной бегства из центра стали, помимо прочего, избиения со стороны воспитателей и жестокое обращение.

Как стало известно правозащитникам, в отношении девятерых человек, на которых Лейла написала заявления, возбудили уголовные дела: они обвиняются в совершении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

«Мы начали собственное общественное расследование, в рамках которого намерены собрать максимум информации о произошедшем с Лейлой, – говорит юрист Комитета против пыток Дмитрий Пискунов. – Также в интересах Лейлы в ближайшие дни мы обратимся с сообщением о преступлении в следственные органы». 

В Москве отказались возбуждать дело по жалобе мужчины на избиения полицейскими во время обыска

В Москве следователи Следственного комитета отказались возбуждать уголовное дело по жалобе Сергея Овсянникова: он утверждает, что в мае этого года полицейские нанесли ему многочисленные удары руками и ногами во время обыска в штаб-квартире организации «Ассоциация народного сопротивления». Юристы Комитета против пыток будут обжаловать «отказное» постановление.



25 мая 2020 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился член организации «Ассоциация народного сопротивления» Сергей Овсянников. Он рассказал, что утром 7 мая 2020 года в штаб-квартиру организации в Москве, где находился он и другие её члены, ворвались вооруженные сотрудники полиции. По словам Сергея, он и другие члены организации легли на пол и не оказывали никакого сопротивления полицейским, однако сотрудники полиции необоснованно начали наносить по ним удары ногами.

«Один из сотрудников поднял меня, схватив резким движением за ворот. После чего он крикнул: «Голову вниз!», я подчинился, в это время сотрудник полиции взял меня за затылок и резким движением ударил головой о колено. Я почувствовал резкую боль, из носа потекла кровь, я потерял ориентацию в пространстве, ощущал головокружение», – вспоминает Овсянников.

Всех находившихся в квартире доставили в отдел полиции ОМВД по району Восточное Измайлово Москвы и после бесед отпустили.

После случившегося Сергей обратился за медицинской помощью в травмпункт городской больницы № 175 Москвы, где врачи диагностировали: «Закрытый перелом носа без смещения отломков, ушиб мягких тканей волосистой части головы, ЗЧМТ и сотрясение головного мозга (под вопросом)». Осмотр невролога и МРТ-исследование подтвердили диагноз: «Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга от 07.05.2020».

23 июня юристы Комитета против пыток обратились в интересах Сергея Овсянникова в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

10 сентября следователь Измайловского межрайонного следственного отдела СУ по ВАО ГСУ СК России по Москве Авксентьев вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Сегодня правозащитники получили копию этого постановления.

В «отказном» постановлении следователь пересказывает опрос Сергея Овсянникова, проведенный юристами Комитета против пыток (сам следователь заявителя так и не опросил) и, «оценив доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, приходит к выводу, что в ходе проверки не установлено достаточных данных, свидетельствующих о наличии события преступления».

«По сути, единственным обоснованием и мотивировкой следователя является “внутреннее убеждение”, потому что более двух месяцев по жалобе Сергея Овсянникова следственными органами не проводилось никаких проверочных действий, ими даже не был опрошен сам заявитель, – говорит юрист Комитета против пыток Петр Хромов. – Сейчас суд уже рассматривает жалобу на бездействие следственного органа по организации проверки. Мы будем обжаловать “отказное” постановление следователя».

Суд отказал в возобновлении дела по факту причинения серьезных увечий нижегородке в отделе полиции

Сегодня суд признал законным прекращение уголовного дела по факту применения насилия к женщине в отделе полиции осенью 2016 года. Напомним, по словам Кристины Морозовой, полицейские применили к ней грубую силу во время досмотра, когда она отказалась снимать нижнее белье в присутствии мужчин. Впоследствии медики диагностировали у Кристины: закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга легкой степени, перелом-трещину скуловой кости, перелом крыла клиновидной кости слева. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать это решение суда.

Жительница города Кстова Нижегородской области Кристина Морозова обратилась к правозащитникам за юридической помощью 25 октября 2016 года. В своем объяснении она сообщила о том, что вечером 9 сентября 2016 года была задержана на улице во время прогулки со своей таксой и доставлена вместе с ней в местный отдел полиции. По словам Морозовой, там одна из сотрудниц полиции приступила к ее досмотру и попыталась снять с нее бюстгальтер в присутствии других задержанных — лиц мужского пола. Когда Кристина возмутилась этим фактом, в отношении нее была применена физическая сила, и бюстгальтер был срезан при помощи ножниц. Затем сотрудница полиции прижала ее к полу и наступила коленом на голову так, что Кристина почувствовала сильную боль и хруст в лицевой кости. После этого один из полицейских распылил слезоточивый газ в морду ее собаке, а после этого и в лицо ей самой.



Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»), было возбуждено лишь 11 января 2017 года, после двух постановлений об отказе в его возбуждении. Как следовало из постановления, оно было возбуждено в отношении «неустановленных должностных лиц из числа сотрудников ОМВД России по Кстовскому району».

Вместе с тем, в отношении самой потерпевшей было возбуждено уголовное дело по статье 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Расследование по нему было проведено быстро, и вскоре суд признал Кристину виновной в совершении этого преступления. Однако 10 ноября 2017 года апелляционная инстанция прекратила уголовное дело в отношении Кристины и признала за ней право на реабилитацию.

Позднее, 15 января 2019 года, судья Кстовского городского суда Нижегородской области Константин Тюгин лишь частично удовлетворил исковые требования Кристины Морозовой, присудив ей в качестве компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование пять тысяч рублей.

24 ноября 2018 года заместитель руководителя следственного отдела по городу Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области Владимир Погосов вынес четвертое постановление о прекращении уголовного дела по факту превышения должностных полномочий с применением насилия.

В связи с тем, что прекращенное уголовное дело постоянно курсировало между прокуратурой и Следственным комитетом, и правозащитники долгое время не могли ознакомиться с ним в полном объеме, лишь 21 июля 2020 года юристы Комитета против пыток обжаловали постановление следователя Погосова о прекращении дела в суд.

Сегодня, 15 октября 2020 года, судья Кстовского городского суда Нижегородской области Валентина Бакланова признала обжалуемое постановление законным, заключив, что следственные органы провели полноценное расследование.

«В своей жалобе мы сообщали суду, что расследование уголовного дела проведено неполно, поэтому его прекращение незаконно, – говорит юрист Комитета против пыток Юлия Осипова. – К сожалению, ни представитель прокуратуры, ни судья с нашими доводами не согласились. Мы будем обжаловать сегодняшнее решение в суде апелляционной инстанции, и, в случае неудачи и там, обратимся в интересах Кристины Морозовой в Европейский суд по правам человека».

В Башкирии возбуждено уголовное дело о пытках в полиции

В Следственном комитете возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников полиции по факту превышения ими должностных полномочий с применением насилия в отношении жителя Стерлитамака Ивана Яковлева. По словам Ивана, полицейские выбивали у него «явку с повинной» в краже крупного рогатого скота, а также угрожали изнасиловать шваброй и «привлечь за наркотики», если он откажется признать вину.


(Иван Яковлев)

Напомним, 10 сентября 2020 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Стерлитамака Республики Башкортостан Иван Яковлев. Он рассказал, что 15 июля 2020 года был задержан сотрудниками полиции в селе Помряскино. В ходе досмотра личных вещей и автомобиля Ивана полицейские обнаружили и изъяли у него обрез охотничьего ружья и три полиэтиленовых свертка с наркотическим веществом.

По словам Ивана, он сразу сообщил сотрудникам полиции о том, что обрез нашел пять лет назад и все это время он хранился у него. Однако Яковлев настаивал, что наркотики ему не принадлежат, а их подбросили в ходе досмотра.

После задержания полицейские доставили Ивана в травмпункт городской больницы Стерлитамака, а затем его отвезли в участковый пункт полиции № 10 ОМВД России по Стерлитамакскому району села Загородный.

Там, как рассказал Иван, сотрудники полиции стали избивать его кулаками и ногами по голове и телу, требуя признания в совершении серии краж крупного рогатого скота, а также угрожали тем, что, если он откажется подписать «явку с повинной», его «привлекут за наркотики».

«Минут через сорок сотрудник полиции принес автомобильный буксировочный трос желтоватого цвета. Один из сотрудников полиции посадил меня на пол, скрестил мои ноги и связал их автомобильным тросом. Другой конец троса перекинули через мою спину и плечо, трос стали тянуть сзади наверх, притягивая таким образом мое тело к ногам. Я испытывал очень сильную боль. Меня стягивали тросом на протяжении минут 20-ти, после чего давали отдохнуть 5-10 минут, затем стягивали снова. Это продолжалось несколько раз. В этот момент другие сотрудники полиции употребляли спиртные напитки. Меня продолжали бить. В какой-то момент, когда я лежал на полу, у меня пошла носом кровь, которая попала на пол кабинета. В какой-то момент один из полицейских взял электрошокер, подошел ко мне и стал наносить удары по ногам ниже колен, по ягодицам. Я отказывался признать вину. Я лежал на полу. Ко мне подошел сотрудник полиции, стянул с меня шорты и трусы, прижал к моим ягодицам швабру и спросил у сотрудников полиции о том, есть ли у кого-нибудь «резинка» (имея в виду презерватив – прим. авт.). Сотрудники полиции положили рядом со мной швабру и стали фотографировать меня на камеры своих мобильных телефонов, – говорит Иван Яковлев. – Также один полицейский говорил, что сейчас они меня изнасилуют, а потом на зоне это будет продолжаться».

По словам Ивана, избиения продолжались всю ночь, а утром 16 июля его отвезли к реке недалеко от Стерлитамака. Там сотрудники полиции сказали Ивану, что они собираются его утопить. Полицейские вновь потребовали от него признания в кражах скота, но Иван настаивал на своей непричастности к этим преступлениям. Спустя несколько часов сотрудники полиции доставили Ивана Яковлева в здание ОМВД России по Стерлитамакскому району.

«От боли в спине я не мог ни стоять, ни сидеть. Сотрудники полиции завели меня в один из кабинетов на первом этаже здания отдела полиции. Там я лег на пол и пролежал несколько часов. Я просился в туалет, но сотрудники полиции сказали, что не будут носить меня. Мне принесли металлическую канистру, и я был вынужден справлять нужду в нее. В какой-то момент один из сотрудников полиции сказал мне, чтобы я подписал документ, в котором было написано, что я не имею претензий к полицейским, а телесные повреждения я получил сам при падении с крыши своего дома. Он сказал мне, что, если я подпишу, то сотрудники полиции отвезут меня в больницу и не будут привлекать меня к уголовной ответственности. Я согласился и подписал», – вспоминает Яковлев.

После этого сотрудники полиции доставили Ивана в Городскую клиническую больницу № 1 Стерлитамака, где ему диагностировали: «Закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга (под вопросом), ушибы мягких тканей головы, туловища, верхних конечностей, повреждение связок правого голеностопного сустава, закрытый перелом поперечного отростка позвоночника слева».

По словам Яковлева, он отказался от госпитализации, полицейские из больницы доставили его в отдел полиции Стерлитамака, а затем на служебной машине отвезли домой.

22 июля в отношении Ивана Яковлева было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств в крупном размере»). Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

10 сентября юристы Комитета против пыток обратились в интересах Яковлева в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

12 октября старший следователь Стерлитамакского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Башкортостан Олег Петров возбудил уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников полиции по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Сегодня юристы Комитета против пыток получили копию этого постановления.

«Мы удовлетворены возбуждением уголовного дела и надеемся, что следователи оперативно проведут необходимые следственные действия для установления всех обстоятельств избиения Ивана Яковлева в полиции, – говорит юрист Комитета против пыток Денис Исхаков. – В ближайшее время Иван будет допрошен следователем и признан потерпевшим по делу, после чего мы заявим ходатайства о проведении опознаний, очных ставок и других следственных действий». 

Камеры наблюдения везде? На что они способны? Блог Комитета против пыток

Десятки и десятки тысяч камер устанавливаются в Москве и других крупных городах России. На что они способны и сколько осталось от нашей приватности в 2020 году — расскажет юрист Комитета против пыток Альберт Кузнецов.

В СК считают законным привязывать в жару людей к столбам

В Следственном комитете отказали в возбуждении уголовного дела по жалобам жителей Краснодара Надежды Пупковой и Евгения Байгузина на действия сотрудника полиции при задержании. По словам Надежды, полицейский вместе с казаком-дружинником привязали ее веревкой к столбу, Евгений утверждает, что его к столбу пристегнули наручниками, оставив обоих в таком положении около двух часов стоять на жаре. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать «отказное» постановление следователя.


(По словам Евгения Байгузина и Надежды Пупковой, в таком положении он провели около двух часов на жаре)

27 июля 2020 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась жительница Краснодара Надежда Пупкова. Она рассказала, что вечером 24 июня ей позвонил сосед Евгений Байгузин и сообщил, что во время прогулки с собакой на улице Красной недалеко от своего дома его задержал сотрудник полиции и казак-дружинник за распитие спиртных напитков. Евгений попросил Надежду забрать у него собаку, поскольку на просьбу отвести животное домой, полицейский отказал.

Надежда вышла на улицу к Евгению, рядом с которым находился сотрудник полиции и сопровождающий его казак-дружинник. Она попросила их представиться и назвать причину задержания ее соседа. Сотрудник полиции не стал представляться, между ними завязалась словесная перепалка. В результате полицейский пристегнул Евгения наручниками к металлическим воротам, а казак-дружинник привязал Надежду веревкой к тем же воротам. Через несколько минут подъехал полицейский автомобиль, в который поместили Байгузина и Пупкову.

По словам Надежды, их привезли в переулок неподалеку от места задержания и привязали обоих к металлическому столбу, где они простояли так около двух часов на сильной жаре.

После этого задержанных отвезли в травмпункт, затем – на медицинское освидетельствование, после чего доставили в отдел полиции Центрального округа Краснодара, где на обоих составили протоколы об административном правонарушении по ст. 19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции»). Впоследствии суд назначил Байгузину и Пупковой штраф пятьсот рублей. Евгения поместили в камеру для административно задержанных, где он пробыл до утра, а Надежду в тот же день отпустили.

19 июля Надежда обратилась с жалобой в МВД по поводу произошедшего. Ее обращение было переслано в Следственный комитет.

19 августа в отношении Пупковой было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти»). По версии следствия, Пупкова укусила полицейского за палец, «причинив ему тем самым нравственные и физические страдания».

12 августа к правозащитникам за юридической помощью обратился и Евгений Байгузин. Он сообщил, что вечером 24 июня он со своим другом выпил бутылку водки, после чего они вместе вышли погулять с собакой возле дома. Купив бутылку водки, они с другом сели на лавочку, где к ним подошли сотрудник полиции и казак-дружинник.

«Полицейский сказал, что составит в отношении нас протокол за распитие спиртных напитков в общественном месте. Мы попросили их представиться, на что кто-то из них ответил нам: “Вы что, фильмов пересмотрели?”», – вспоминает Байгузин.

По словам Байгузина, полицейский потребовал предъявить документ, удостоверяющий личность. Евгений ответил, что паспорт с собой не взял, поскольку вышел погулять с собакой рядом с домом. Сотрудник полиции сообщил, что Байгузина в связи с этим доставят в отдел полиции для установления личности. На просьбу Евгения сходить за документами и отвести домой собаку, полицейский отказал. После чего Евгений позвонил соседке Надежде Пупковой и попросил забрать у него животное.

Дальше в своем объяснении Байгузин подтвердил, что их с Пупковой приковывали к воротам и столбу, с разницей лишь в том, что его приковывали наручниками, а Надежду привязывали веревкой.

18 августа в интересах Евгения Байгузина и 21 августа в интересах Надежды Пупковой юристы Комитета против пыток обратились в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

17 сентября 2020 года старший следователь следственного отдела по Центральному округу Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю Артем Косаренко по результатам проведенной проверки по жалобам Надежды Пупковой и Евгения Байгузина вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Сегодня правозащитники получили копию этого постановления.

В ходе проверки следователь опросил полицейского, задержавшего Евгения и Надежду. По словам этого полицейского, когда он составлял административные материалы в отношении Пупковой и Байгузина, те вели себя агрессивно. И для того, чтобы обезопасить себя и чтобы задержанные не убежали, полицейский пристегнул их к металлическому столбу.

«Привязывание веревкой, пристегивание наручниками людей к столбу на несколько часов на жаре и на виду у посторонних людей является бесчеловечным и унижающим достоинство обращением, что прямо и без исключений запрещается Европейской конвенцией по правам человека, – говорит Юрист Комитета против пыток Илья Платонов. – Конечно, мы будем обжаловать это решение следователя и добиваться возбуждения уголовного дела».

На Кубани в шестой раз отказались возбуждать дело по жалобе на пытки в полиции

Следователи в Краснодарском крае в шестой раз отказались возбуждать уголовное дело по жалобе местного жителя Евгения Скиданова на пытки в полиции: по его словам, в ноябре прошлого года несколько полицейских пытали его током, избивали и подвешивали на ломе, выбивая «явку с повинной» в убийстве женщины. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать «отказное» постановление и добиваться наказания следователя.


(Евгений Скиданов)

В ноябре 2019 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель станицы Выселки Краснодарского края Евгений Скиданов. Он рассказал, что в январе 2014 года бесследно пропала Наталья Грозина, которая работала у него на ферме разнорабочей. По этому поводу его неоднократно опрашивали сотрудники уголовного розыска, но никаких официальных претензий со стороны правоохранительных органов ему предъявлено не было.

Однако 14 ноября 2019 года полицейские задержали его на рабочем месте и доставили в отдел МВД России по Выселковскому району. По словам Скиданова, там его завели в подвал и начали пытать, требуя не только сознаться в убийстве Натальи Грозиной, но и показать место, где она захоронена. Как рассказал Евгений, его подвешивали связанного на ломе между двумя столами, приматывали к пальцам ног провод и подключали электрический ток, душили целлофановым пакетом, нанося при этом удары по лицу. Несмотря на это, он не дал признательных показаний.

15 ноября Евгений Скиданов был задержан в качестве подозреваемого в совершении убийства Натальи Грозиной. На следующий день он обратился в Следственный комитет с жалобой на пытки в полиции.

Согласно судебно-медицинскому освидетельствованию, которое было проведено спустя неделю после задержания Евгения Скиданова, у него были обнаружены следующие телесные повреждения: «Ссадина в области нижней челюсти справа, кровоподтек передней поверхности средней трети левого плеча. Давность образования указанных повреждений составляет не менее 7 дней».

Старший следователь следственного отдела по Выселковскому району СУ СК РФ по Краснодарскому краю Роман Назаров трижды отказывал в возбуждении уголовного дела о пытках. Эти решения сразу же отменялись руководством отдела.

После неоднократных обращений юристов Комитета против пыток к руководству регионального следственного управления удалось добиться того, что с 26 февраля 2020 года проведением проверки по жалобе Скиданова занялись следователи первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Краснодарскому краю.

К настоящему времени следователи этого отдела также трижды отказали в возбуждении уголовного дела. Сегодня правозащитники получили копию последнего «отказного» постановления, вынесенного 24 сентября 2020 года.

«Мы надеялись, что после передачи жалобы Скиданова в отдел по расследованию особо важных дел, работа по ней сдвинется с мертвой точки, однако наши надежды не оправдались, – говорит юрист Комитета против пыток Сергей Романов. – За восемь месяцев работы были получены лишь заключения двух экспертиз, а также результаты исследований полицейских на «полиграфе». Следователь Илья Ильенко не выполнил ряд необходимых проверочных действий, например: до сих пор не опрошены врач скорой помощи и адвокат Скиданова. Конечно, мы будем обжаловать это «отказное» постановление следователя в суд как незаконное, а также обратимся к руководству краевого следственного управления с требованием проведения служебной проверки по факту волокиты».

ЕСПЧ присудил 33800 евро жителю Чечни за пытки в милиции 16-летней давности

Сегодня, 6 октября 2020 года, Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе жителя Чеченской Республики Михаила Владовского, который пожаловался на пытки в Ленинском районном отделе милиции Грозного в 2004 году. Европейский суд установил, что Михаил подвергся пыткам со стороны представителей государства и что по этому факту не было проведено эффективного расследования. В связи с этим заявителю присуждена компенсация 33800 евро. Милиционеры, виновные в пытках Владовского, уже не понесут никакого наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.


В июне 2004 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась жительница Чеченской Республики Любовь Владовская. По ее словам, 7 мая 2003 года ее сына Михаила увезли из дома неизвестные люди в гражданской одежде. Ей никто не представился и не показал документов. Через несколько дней она узнала, что её сын содержится в Оперативно-розыскном бюро № 2 Северокавказского управления МВД по Южному федеральному округу (ОРБ-2 – прим. авт.). Со слов Владовской, там в течение нескольких дней сотрудники ОБР-2 избивали и пытали электрическим током её сына, в результате чего он оговорил себя в совершении преступления, которого не совершал.

9 февраля 2004 года Верховный Суд Чеченской Республики приговорил Михаила Владовского к двум годам лишения свободы в колонии общего режима по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов»).

8 июня 2004 года Михаил был доставлен из колонии, где отбывал наказание, в Ленинский районный отдел милиции Грозного. Как позднее рассказал Владовский своему адвокату, в отделе правоохранители надевали ему на голову черный пластиковый пакет, душили, избивали руками, ногами, дубинками и пластиковыми бутылками, наполненными водой. По словам Михаила, от него требовали признаний в совершении убийства, терактов и разбоев.

На следующий день милиционеры доставили его в городскую больницу № 9 Грозного, где врачи установили у него перелом левой ноги, повреждение сосудов на правой ноге, ушибы голеностопных суставов обеих ног и частичное разрушение связок правой ноги. Правоохранители объяснили эти повреждения падением Владовского с лестницы. После оказания медицинской помощи Михаила вернули в тот же отдел милиции, а 16 июня его вновь доставили в ОРБ-2. Здесь, по словам Михаила, его также избивали, пытали током, требуя «явку с повинной» в совершении тех же преступлений.

26 июня 2004 года адвокат Михаила обратился в прокуратуру с заявлением о незаконном применении насилия в отношении Владовского, однако в возбуждении уголовного дела было отказано. Юристы Комитета против пыток обжаловали «отказное» постановление, и 26 апреля 2006 года заместитель прокурора Чеченской Республики возбудил уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Однако в дальнейшем дело было приостановлено, а попытки добиться признания Михаила Владовского потерпевшим не привели к желаемому результату.

В связи с тем, что на национальном уровне не удалось добиться эффективного расследования жалобы Михаила Владовского на пытки, 18 октября 2007 года юристы Комитета против пыток обратились с жалобой в его интересах в Европейский суд по правам человека.

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по этой жалобе. Суд установил, что заявитель подвергался бесчеловечному и унижающему человеческое достоинство обращению в нарушение статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод («Запрет пыток»). ЕСПЧ также установил, что российские власти не смогли провести эффективное расследование по факту жестокого обращения с заявителем. В связи с этим ему была присуждена компенсация морального вреда 33800 евро.

«Европейский суд установил, что заявитель подвергся бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в Ленинском районном отделе милиции Грозного в июне 2004 года и что власти не провели эффективное расследование по его жалобе, – говорит эксперт по международному праву Комитета против пыток Мария Задорожная. – Однако Суд не стал рассматривать жалобу заявителя на жестокое обращение с 7 по 10 мая 2003 года в ОРБ-2, так как не усмотрел в материалах по этому эпизоду нарушения прав и свобод заявителя. Суд также не стал рассматривать жалобу заявителя на жестокое обращение 16 июня 2004 года в ОРБ-2, так как, по мнению Суда, эта жалоба не была подкреплена медицинскими доказательствами, свидетельствующими о жестоком обращении с заявителем».

Как отмечает юрист Комитета против пыток Магомед Аламов, ссотрудники правоохранительных органов, применявшие к Владовскому пытки, уже не будут привлечены к уголовной ответственности, так как сроки давности по таким делам уже истекли.