?

Log in

No account? Create an account

Три тысячи рублей, по мнению судьи Нижегородского районного суда Марии Котеевой, является адекватной суммой для компенсации морального вреда, причиненного Низами Гасанову и Эльшану Заманову, которых в 2012 году били в отделе полиции, угрожали изнасилованием, в итоге заставив подписать явки с повинной в преступлении, которого они не совершали. В 2016 году шесть полицейских, включая и руководящий состав отдела, были признаны виновными в этом преступлении, но были наказаны условно. Теперь потерпевшие получили еще одну издевательскую подачку от суда в виде мизерной суммы компенсации.



(на фото: Низами Гасанов и Эльшан Заманов)

Напомним, 27 марта 2012 года в нижегородское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились Низами Гасанов и Эльшан Заманов – они утверждали, что к ним незаконно применили насилие полицейские ОП № 1 УВД по городу Нижнему Новгороду.

Как позже установил суд, вынося обвинительный приговор, вечером 2 марта 2012 года шесть полицейских под руководством начальника уголовного розыска районного отдела полиции вломились в дачный домик, в котором проживала семья Гасановых. Полицейские отобрали все мобильные телефоны и документы, устроили погром и забрали в отделение всех молодых людей, находившихся в доме. Там задержанных оставили стоять в коридоре на целую ночь, не разрешая им садиться, и лишь один раз выпустили в туалет.

В это время в разных кабинетах пытали Низами Гасанова и Эльшана Заманова. Низами били руками и ногами, душили, надевая на голову полиэтиленовый пакет, угрожали изнасиловать.

«Сдохнешь как собака», – обещали полицейские задержанному.

Эльшана также били, угрожали изнасилованием, оскорбляли по национальному признаку и называли «оборотнем в погонах» – незадолго до случившегося Заманов сам работал в полиции.

«Мы сейчас тебя изнасилуем, а видеозапись отправим на зону» – так мне пригрозил начальник криминальной полиции», – вспоминал Эльшан Заманов.

После такой «обработки» оба признались в причастности к автомобильным кражам, чего и добивались от них пытками полицейские, однако уже 18 мая 2012 года уголовное преследование в отношении Гасанова и Заманова было прекращено ввиду их непричастности к инкриминируемым преступлениям.

Но этот упрямый факт не мешал обвиняемым, а впоследствии осужденным полицейским на протяжении всего предварительного следствия, рассмотрения дела в суде, да и сейчас разыгрывать свою любимую карту – дескать, честных полицейских судят за то, что они рьяно боролись с этнической преступностью.

На их защиту встал известный защитник прав полицейских, обвиняемых в пытках, в то время Уполномоченный по правам человека в Нижегородской области Василий Ольнев, ему вторила журналистка Юлия Латынина, которая в своих рассуждениях, как это часто с ней бывает, опиралась на что угодно, кроме фактов.

О беспрецедентном давлении говорил и руководитель следственной группы Юрий Еланцев, которому удалось-таки устоять под натиском покровителей автозаводских полицейских, и дело спустя два с половиной года было передано в суд.

Сам судебный процесс в отношении обвиняемых занял ещё полтора года – состоялось более шестидесяти заседаний, в ходе которых были исследованы материалы сорока четырех томов уголовного дела и допрошены более пятидесяти свидетелей.

19 апреля 2016 года суд признал всех подсудимых виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Бывший заместитель начальника отдела полиции № 1 УМВД РФ по городу Нижнему Новгороду Владимир Самсонов и бывший начальник уголовного розыска Сергей Алимов были приговорены к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы условно, бывший начальник отделения по раскрытию имущественных преступлений Иван Вечканов – к 3 годам и 8 месяцам лишения свободы условно, бывший старший оперуполномоченный уголовного розыска Сергей Николаев и бывший заместитель начальника уголовного розыска Андрей Баландин – к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы условно; бывший оперуполномоченный отделения по раскрытию имущественных преступлений отдела уголовного розыска Евгений Теленков – к 3 годам и 3 месяцам лишения свободы условно.

Участники процесса не согласились с таким приговором и обжаловали его в Нижегородский областной суд: осужденные и их адвокаты были намерены добиться оправдательного приговора, а государственный обвинитель и потерпевшие, в свою очередь, настаивали на том, чтобы суд избрал реальную меру наказания для полицейских.

Однако 8 ноября того же года коллегия из трёх судей Нижегородского областного суда оставила обвинительный приговор суда без значительных изменений, снизив для осужденных испытательные сроки на полгода.

В ноябре 2017 года юристы Комитета против пыток обратились в Нижегородский районный суд с иском о взыскании с Министерства внутренних дел России в качестве компенсации морального вреда, причиненного преступлением экс-полицейских, по одному миллиону рублей в пользу Низами Гасанова и Эльшана Заманова.  

24 апреля 2018 года судья Нижегородского районного суда Мария Котеева удовлетворила эти исковые требования частично, оценив размер страданий каждого потерпевшего в три тысячи рублей.

«Эта подачка в виде присужденных трех тысяч рублей со стороны судьи Котеевой не то что не соответствует нормам Европейского суда по правам человека, но и даже не дотягивает до общероссийской практики, – говорит юрист Комитета против пыток Юлия Осипова, представляющая интересы потерпевших. – За всю историю работы нашей организации мы участвовали в сотне подобных судебных заседаний, но это самая низкая компенсация морального вреда за пытки, которую нам когда-либо приходилось видеть. И это несмотря на доказанную вину шестерых полицейских в совершении тяжкого преступления и наличия до сих пор у потерпевших устойчивого посттравматического состояния. Это форменное издевательство, в первую очередь, над самим правосудием. Безусловно, мы будем обжаловать это решение суда в части размера присужденной компенсации».

Юристы российской общественной организации «Комитет против пыток» направили в Комитет ООН против пыток альтернативный доклад (читать) о соблюдении Российской Федерацией Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.



Настоящий доклад представляется Комитету ООН против пыток в рамках рассмотрения официального доклада Российской Федерации – Шестого периодического доклада России по выполнению Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания – и направлен на освещение наиболее актуальных вопросов соблюдения прав, закрепленных в Конвенции.

«Работая над докладом, мы ставили перед собой задачу предоставить экспертам Комитета информацию как о принятых мерах и прогрессе, достигнутом в превенции пыток и правовой защите их жертв, так и о сохранившихся или возникших за отчетный период проблемах с исполнением положений Конвенции», – подчеркивают авторы доклада.

В своем докладе правозащитники выделили ряд проблем, которые до сих пор не решены в России. Вот лишь некоторые из них.

Пытка как должностное преступление так и не криминализирована властями Российской Федерации в соответствии с рекомендациями Комитета ООН против пыток. В связи с этим, например, невозможен статистический учет по жалобам, приговорам и уголовным делам в отношении применявших жестокое обращение лиц.

В докладе выражена обеспокоенность механизмом формирования Общественных наблюдательных комиссий. По мнению авторов, он нуждается в совершенствовании, в противном случае, этот институт де-факто может перестать быть важным элементом общественного контроля в местах принудительного содержания.

По-прежнему правозащитники считают неудовлетворительной работу спецотделов Следственного комитета по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов. Сама структура, численность личного состава этих отделов не позволяют считать их эффективным средством в масштабах общего количества жалоб и дел о применении пыток, иных видов жестокого, унижающего достоинство обращения. Отдел из трех человек на федеральный округ, включающий в себя несколько регионов, способен заниматься лишь небольшим количеством тщательно отбираемых дел.

Юристы Комитета против пыток также отметили в своем докладе проблему неэффективного расследования жалоб о пытках. Речь идет о систематическом вынесении работниками Следственного комитета незаконных решений, недостаточном процессуальном контроле, непривлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения.

Правозащитники указывают, что по-прежнему не решена проблема низких сумм компенсаций, присуждаемых судами за вред, причиненный неэффективным расследованием жалоб на пытки.

В этом докладе также освещается ситуация с расследованием насильственных исчезновений на Северном Кавказе. На протяжении 2012-2015 гг. и по сей день остаются нераскрытыми случаи насильственных исчезновений в Чеченской Республике. Не лучше обстоит дело и с расследованием жалоб на пытки в этом регионе. Расследования по фактам пыток проводятся крайне неэффективно.

В конце доклада правозащитники предложили свои рекомендации по решению этих и других проблем, озвученных в документе.

«По опыту рассмотрения предыдущих двух докладов в Комитете ООН против пыток мы можем сказать, что Россия готова сотрудничать с Комитетом и выполнять его рекомендации на системном уровне, что особенно важно, – говорит руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская. – Так, итогом рассмотрения доклада в 2006 году стало создание Следственного комитета, а в 2012 году – выделение в нем специального подразделения по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. Мы надеемся, что и в этот раз нам всем удастся построить продуктивный диалог и, на мой взгляд, наиболее логичным шагом властей России по итогам рассмотрения этого доклада стало бы создание Национального Превентивного Механизма в рамках ратификации Факультативного протокола к Конвенции против пыток ООН и принятие необходимых мер для нормального функционирования упомянутого ранее спецподразделения в Следственном комитете. Именно на этом мы делаем акцент в нашем альтернативном докладе, представленном сегодня в Комитет ООН против пыток».

Читать АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ДОКЛАД межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» по соблюдению Российской Федерацией Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, 2012 – 2018 гг.

Справка:

Каждые четыре года Российская Федерация должна отчитываться перед Комитетом ООН против пыток о том, какие меры были предприняты для искоренения пыток. Эти обязательства наша страна взяла на себя в 1987 году, когда ратифицировала Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. По действующей процедуре перед отчетом государства Комитет ООН против пыток проводит официальные консультации с правозащитными и другими негосударственными организациями. Цель таких консультаций для членов Комитета – получить дополнительную информацию о ситуации с пытками в стране от тех, кто в практике своей работы сталкивается с жертвами пыток.

20 апреля 2018 года в Володарском районном суде Нижегородской области состоится предварительное слушание по делу об избиении и пытках током Сергея Ляпина в местном отделе милиции в 2008 году. Однако обвиняемые в совершении тяжкого преступления экс-милиционеры Олег Каштанов и Виталий Стариков избегут наказания, поскольку 25 апреля истечет срок привлечения к уголовной ответственности по инкриминируемому им преступлению. Юристы Комитета против пыток намерены повторно обратиться в интересах Ляпина с жалобой в Европейский суд по правам человека.



(Сергей Ляпин, автор фото: Михаил Солунин)

История Сергея Ляпина, который 9 июля 2008 года обратился за юридической помощью в Комитет против пыток, такова. В ночь с 24 на 25 апреля 2008 года он собирал металлолом около одного из гаражных массивов поселка Ильиногорское (Нижегородская область). Там Сергей был задержан сотрудниками володарского отдела вневедомственной охраны, как ему было заявлено, «по подозрению в совершении краж», и доставлен в поселковый отдел милиции.

По словам заявителя, в отделе его избили, а затем стали пытать током.

«Для большей эффективности они поливали контакты и мои руки водой. Я несколько раз терял сознание», – вспоминал Сергей.

После этого с задержанным был проведен ряд следственных действий, по окончании которых мировой судья приговорил Сергея к 5 суткам административного ареста «за оказание сопротивления сотрудникам милиции», после чего тот был отправлен для отбывания административного наказания в спецприемник.

26 апреля состояние Ляпина ухудшилось, и его прямо из камеры доставили сначала в травмпункт, а потом госпитализировали в больницу. Врачи диагностировали у пациента множественные травмы и повреждения: сотрясение головного мозга, ушиб области шеи, ушиб грудной клетки, термические ожоги обеих кистей.

После окончания двухдневного лечения (полностью срок административного наказания Сергей так и не отбыл) Ляпин обратился в следственные органы с жалобой на действия сотрудников милиции. Однако по этой жалобе Дзержинский межрайонный следственный отдел СУ СК при прокуратуре РФ по Нижегородской области провел крайне неэффективную проверку. В течение полутора лет как минимум десять раз следователи отказывали в возбуждении уголовного дела, девять подобных отказов были признаны незаконными.

Исчерпав все средства защиты прав Сергея Ляпина на национальном уровне, правозащитники были вынуждены подать жалобу в Европейский суд по правам человека. 24 июля 2014 года страсбургские судьи в своем решении признали факт пыток Сергея, а также установили, что следственные органы не провели адекватного расследования по этому  факту. Заявителю была присуждена компенсация в размере 45 000 евро.

20 января 2016 года Президиум Верховного суда Российской Федерации положительно рассмотрел представление о возобновлении производства по жалобе Ляпина на пытки ввиду нового обстоятельства – решения Европейского суда.

16 марта 2016 года следователь следственного отдела по городу Дзержинску СУ СК РФ по Нижегородской области Роман Шамшутдинов возбудил уголовное дело по факту пыток Сергея Ляпина.

За время предварительного следствия уголовное дело четыре раза незаконно приостанавливалось, в связи с чем обвинительное заключение было направлено в прокуратуру Володарского района только в ноябре 2017 года.

Из прокуратуры, в свою очередь, обвинительное заключение несколько раз возвращалось в следственный отдел для устранения ошибок. В итоге предварительно слушание по этому уголовному делу в Володарском районном суде Нижегородской области было назначено на 20 апреля 2018 года.

«Несмотря на то, что дело все-таки дошло до суда, фактической возможности наказания обвиняемых уже нет, так как срок привлечения их к уголовной ответственности истекает 25 апреля, – говорит юрист Комитета против пыток Юлия Осипова, представляющая интересы потерпевшего Сергея Ляпина. – «Благодарить» за это мы можем исключительно следователей, которые за десять лет не смогли провести эффективного расследования пыток. В настоящее время мы готовим вторую жалобу в интересах Ляпина, которую направим в Европейский суд по правам человека».

Сегодня, 18 апреля 2018 года, в Таганском районном суде Москвы начнется рассмотрение уголовного дела в отношении бывших сотрудников полиции Алексея Бурулько и Николая Первакова, которые обвиняются в превышении должностных полномочий с применением насилия в отношении тренера женского футбольного клуба «Торпедо» Москва Фаига Нагдалиева.



(Фаиг Нагдалиев, источник фото: https://vk.com/wfctorpedo)

Напомним, Фаиг Нагдалиев обратился в Комитет против пыток с заявлением о том, что в августе 2016 года его избили сотрудники полиции за сделанное им замечание о курении в неположенном месте. По словам Фаига, 25 августа 2016 года он увидел группу людей, куривших у входа в метро «Таганская». Всего их было около 8-10 человек, и большинство из них были в форме сотрудников полиции. Фаига удивило то, что полицейские так открыто нарушают Кодекс об административных правонарушениях. Он подошел и сделал замечание. Сотрудники полиции ответили грубо, завязался спор о том, как должны и как не должны себя вести сотрудники правоохранительных органов. Закончился спор, по словам Фаига, тем, что один из полицейских выбил из его рук мобильный телефон, на который тренер пытался заснять стражей порядка, а затем полицейские заломили ему руки назад, поставили на колени и избили ногами по голове и груди. В результате Фаигу были причинены: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, а также многочисленные ссадины, кровоподтеки и ушибы.

Как рассказал Фаиг, после этого его задержали и доставили сначала в комнату полиции на станции метро «Таганская», а потом в отдел полиции. Как ему пояснили – за то, что он снимал полицейских на телефон. В конце концов, Фаиг был отпущен, но перед этим его вынудили написать, что все телесные повреждения он получил сам, ударившись о дверь метро.

«В тот же вечер сотрудники полиции принесли торт в Российский футбольный союз и извинились перед охранником на пропускном пункте», – вспоминает Фаиг.

Тем не менее, Фаиг был уверен, что, помимо торта и извинений перед абсолютно непричастным к этой истории охранником РФС, виновные полицейские должны быть привлечены к установленной законом уголовной ответственности за избиение. Больше года он пытался добиться справедливости в Следственном комитете, однако следствие выносило лишь отказы в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись.

Наконец, 3 ноября 2017 года в ходе личного приема у руководителя главного следственного управления СК России по Москве Александра Дрыманова последний, выслушав Фаига, распорядился возбудить уголовное дело в отношении избивших его сотрудников полиции. 7 ноября его указание было выполнено и возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

В ходе следствия два бывших сотрудника патрульно-постовой службы на московском метрополитене, которые по словам Фаига применяли к нему незаконную физическую силу, дали признательные показания и раскаялись в содеянном. Алексей Бурулько и Николай Перваков рассказали следователю о том, как нанесли множество ударов Фаигу Нагдалиеву без каких-либо законных оснований, и полностью подтвердили показания потерпевшего.

В марте 2018 года следствие подошло к концу и материалы уголовного дела поступили в Таганский районный суд Москвы на рассмотрение судье Натальи Лариной.

«По имеющейся у нас информации, сегодня на заседании бывшие полицейские планируют заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, что по закону позволяет сократить максимальный срок наказания виновным на треть, – говорит юрист Комитета против пыток Дмитрий Пискунов, представляющий интересы Фаига Нагдалиева. – Однако потерпевший не согласен с рассмотрением дела в особом порядке и будет настаивать на строгом наказании экс-полицейским в связи с отсутствием добровольной компенсации морального вреда и имущественного ущерба со стороны обвиняемых».

В Анапе спустя два года отменены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел по жалобам Артёма Бегларяна и Григория Ачкасова на пытки в местной полиции и назначены дополнительные проверки – об этом сообщил заместитель анапского межрайонного прокурора Михаил Масягин. Что касается аналогичной жалобы на пытки Тиграна Григоряна и материалов проверки по ней, то сейчас их местонахождение устанавливается представителями прокуратуры.



Напомним, в январе 2018 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратились Тигран Григорян, Артём Бегларян и Григорий Ачкасов. Они утверждали, что в декабре 2015 года были задержаны сотрудниками уголовного розыска анапской полиции и после доставления в местный отдел подверглись избиениям и пыткам током.

Заявители сообщили правозащитникам, что в период с 12 по 13 декабря 2015 года в отделе МВД России по городу Анапе сотрудники уголовного розыска требовали от них признаться в совершении разбойного нападения на пожилую пару. По словам заявителей, при этом полицейские избивали их и пытали электрическим током.

«Поскольку я отказывался давать признательные показания, меня повели в комнату, где располагался трансформатор или сварочный аппарат. Меня положили на лавку лицом вниз, привязав к ней руки и ноги. После этого к запястьям и щиколоткам с помощью железных зажимов подключили провода и начали пускать ток, периодически увеличивая и уменьшая напряжение», – рассказывает Тигран Григорян.

Артём Бегларян вспоминает, что 12 декабря 2015 года на улице перед ним остановился автомобиль, из которого выскочили пятеро мужчин и начали его бить. После попытки убежать от них по нему открыли огонь из травматического пистолета, попав в спину.

«Меня схватили, надели на голову мешок и повезли в лес. Там меня начали бить, требуя, чтобы я сообщил, где находятся похищенные при разбое деньги. Уже в отделе полиции, куда меня доставили, я отказался написать «явку с повинной», после чего меня пытали электрическим током, надев на голову противогаз», – так описал произошедшее Артём Бегларян.

Григорий Ачкасов также сообщил об избиениях и пытках током.

В итоге, все задержанные подписали «явки с повинной».

В изоляторе временного содержания отдела МВД России по городу Анапе у  Бегларяна были зафиксированы следующие телесные повреждения: «Опухоль двух коленных суставов, двух запястий рук, кровоподтёки слева и сбоку на спине. Опухоль правой брови, ссадины на верхней губе».

Согласно журналу медицинского осмотра лиц, содержащихся в ИВС, у Артёма Ачкасова были зафиксированы: «Ссадины на левой руке, кровоподтёк в области спины».

15 декабря 2015 года Артём Бегларян пожаловался на полицейских в анапскую межрайонную прокуратуру, откуда его жалобу перенаправили в городской следственный отдел.

Спустя два месяца, 11 февраля 2016 года, по жалобе  Бегларяна была начата процессуальная проверка, по результатам которой 21 февраля того же года было вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Позднее следователь анапского следственного отдела Иван Синяпко, рассматривая жалобы Григория Ачкасова и Тиграна Григоряна на пытки в полиции, также отказал в возбуждении уголовного дела.

В июле 2016 года Тигран Григорян, Артём Бегларян и Григорий Ачкасов были признаны виновными в совершении разбойного нападении и приговорены к различным срокам лишения свободы.

В январе 2018 года все трое мужчин решили обратиться за юридической помощью в краснодарское отделение Комитета против пыток, поскольку узнали из средств массовой информации о том, что в отношении неустановленных сотрудников анапского отдела полиции было возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий с применением насилия.

Юристы Комитета против пыток обжаловали в местную прокуратуру постановления об отказе в возбуждении уголовных дел по жалобам Артёма Бегларяна и Григория Ачкасова. Правозащитники также обратились в надзорный орган с требованием установить местонахождение материалов проверки по обращению Тиграна Григоряна, так как в местном следственном отделе сообщили, что такой материал у них не значится.



Сегодня юристам Комитета против пыток стало известно, что эти «отказные» постановления следователя Ивана Синяпко были отменены спустя два года, а материалы возвращены для проведения дополнительной проверки.

Сегодня, 16 апреля 2018 года, Нижегородский областной суд оставил без изменения приговор в отношении Андрея Дворцова, который ранее был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного  ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителя власти»), и приговорен к трем годам лишения свободы. Сам Дворцов обвиняет полицейских в том, что те жестоко избили его при задержании.



(Фото: нн.ру)

Напомним, 26 сентября 2016 года к правозащитникам за юридической помощью обратилась жительница поселка Дружный Нижегородской области Маншук Дворцова с заявлением о применении к ее мужу Андрею насилия со стороны сотрудников полиции.

Как позднее пояснил сам Дворцов, 9 августа 2016 года около 8 часов вечера он стоял на улице с двумя друзьями. До этого мужчины немного выпили. По словам Андрея, когда к ним подошли трое сотрудников полиции и что-то стали спрашивать, он побежал.

– Один из полицейских догнал меня и сделал подсечку. Я оказался на земле, мне сзади надели наручники. После этого меня около минуты били. В какой-то момент я потерял сознание, – вспоминает Дворцов.

Андрей пояснил, что трудится сантехником. В тот день он возвращался с работы и находился в рабочей спецовке, в рукаве которой он носит нож, необходимый ему для работы. Как предполагает Андрей, причиной внезапной ярости правоохранителей было то, что один из них порезал руку, хватая его за рукав, когда пытался надеть наручники.

Ночь Андрей провел в отделе полиции. На следующий день в суде ему было выписано два штрафа по 500 рублей за появление в общественном месте в нетрезвом виде и неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции.

В этот же день он зафиксировал полученные повреждения в местном травматологическом пункте: сотрясение головного мозга, кровоподтеки лица, левой ушной раковины, плеч, передней брюшной стенки, левого предплечья, левой лопаточной области, левой голени, поясничной области, области левого коленного сустава, правого бедра, ссадины области правого коленного сустава, теменной области.

На следующий день его состояние ухудшилось, и он был вынужден провести восемь дней в городской больнице № 39 Нижнего Новгорода. После этого он более трех недель лечился амбулаторно.

Во время лечения Андрею стало известно о возбуждении в отношении него уголовного дела за нападение на сотрудника полиции. Для расследования этого дела следователю следственного отдела по городу Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области Екатерине Абаниной понадобилось четыре месяца.

Сам Дворцов также обратился в Следственный комитет с заявлением на сотрудников полиции. Проверкой этого заявления занялась все та же следователь Абанина. К настоящему времени вынесено уже шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, пять из которых впоследствии признавались незаконными и отменялись. Последнее «отказное» постановление в настоящий момент обжалуется юристами Комитета против пыток.

7 декабря 2017 года Кстовский городской суд признал Андрея Дворцова виновным в совершении преступления, предусмотренного  ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителя власти»), и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком три года с отбыванием в колонии общего режима.

Адвокат осужденного Алексей Матасов обжаловал приговор в апелляционную инстанцию.

Сегодня в Нижегородском областном суде состоялось рассмотрение этой жалобы, по результатам чего суд отказал в ее удовлетворении и оставил приговор суда первой инстанции без изменения.

16 апреля 2018 года в Нижегородском областном суде состоится рассмотрение апелляционной жалобы на приговор в отношении Андрея Дворцова, который был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного  ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителя власти») и приговорен к трем годам лишения свободы. Сам Дворцов обвиняет полицейских в том, что те жестоко избили его при задержании.



(Андрей Дворцов, фото: Михаил Солунин / Медиазона)

Напомним, 26 сентября 2016 года к правозащитникам за юридической помощью обратилась жительница поселка Дружный Нижегородской области Маншук Дворцова с заявлением о применении к ее мужу Андрею насилия со стороны сотрудников полиции.

Как позднее пояснил сам Дворцов, 9 августа 2016 года около 8 часов вечера он стоял на улице с двумя друзьями. До этого мужчины немного выпили. По словам Андрея, когда к ним подошли трое сотрудников полиции и что-то стали спрашивать, он побежал.

– Один из полицейских догнал меня и сделал подсечку. Я оказался на земле, мне сзади надели наручники. После этого меня около минуты били. В какой-то момент я потерял сознание, – вспоминает Дворцов.

Андрей пояснил, что трудится сантехником. В тот день он возвращался с работы и находился в рабочей спецовке, в рукаве которой он носит нож, необходимый ему для работы. Как предполагает Андрей, причиной внезапной ярости правоохранителей было то, что один из них порезал руку, хватая его за рукав, когда пытался надеть наручники.



Ночь Андрей провел в отделе полиции. На следующий день в суде ему было выписано два штрафа по 500 рублей за появление в общественном месте в нетрезвом виде и неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции.

В этот же день он зафиксировал полученные повреждения в местном травматологическом пункте: сотрясение головного мозга, кровоподтеки лица, левой ушной раковины, плеч, передней брюшной стенки, левого предплечья, левой лопаточной области, левой голени, поясничной области, области левого коленного сустава, правого бедра, ссадины области правого коленного сустава, теменной области.

На следующий день его состояние ухудшилось, и он был вынужден провести восемь дней в городской больнице № 39 Нижнего Новгорода. После этого он более трех недель лечился амбулаторно.

Во время лечения Андрею стало известно о возбуждении в отношении него уголовного дела за нападение на сотрудника полиции. Для расследования этого дела следователю следственного отдела по городу Кстово СУ СК РФ по Нижегородской области Екатерине Абаниной понадобилось четыре месяца.

Сам Дворцов также обратился в Следственный комитет с заявлением на сотрудников полиции. Проверкой этого заявления занялась все та же следователь Абанина. К настоящему времени вынесено уже шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, пять из которых впоследствии признавались незаконными и отменялись. Последнее «отказное» постановление в настоящий момент обжалуется юристами Комитета против пыток.

7 декабря 2017 года Кстовский городской суд признал Андрея Дворцова виновным в совершении преступления, предусмотренного  ч. 2 ст. 318 УК РФ («Применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении представителя власти»), и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком три года с отбыванием в колонии общего режима.

Адвокат осужденного Алексей Матасов обжаловал приговор в апелляционную инстанцию.

Рассмотрение этой жалобы состоится 16 апреля 2018 года в Нижегородском областном суде по адресу: Нижний Новгород, ул. Студенческая, д. 23. Начало в 9.35.

В Краснодаре возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий в отношении местного жителя Арама Гамбаряна. Напомним, Гамбарян утверждает, что 21 марта прошлого года вооруженные люди в масках с криками: «Работает ФСБ!» вытащили его из собственного автомобиля прямо в центре города, после чего вывезли в лес, где в течение шести часов пытали, требуя дать показания по делу о покушении на местного предпринимателя.



30 мая 2017 года в краснодарское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратился Арам Гамбарян. Он сообщил, что 21 марта 2017 года около 10 часов утра на оживленной улице его автомобиль заблокировали седан и микроавтобус, откуда выскочили несколько вооруженных людей в масках и с криками: «Работает ФСБ!» вытащили его из собственной машины, надели наручники и закинули в микроавтобус.

– В микроавтобусе мне натянули на голову то ли вязаную шапку, то ли мешок и начали бить по всему телу. В ответ на мои вопросы, кто они и что им надо, эти люди отвечали, что они сотрудники ФСБ и московского уголовного розыска, – вспоминал Арам.

По словам Гамбаряна, примерно через пятьдесят минут его привезли в лес, где избиение продолжилось: «Меня кинули на спину и стали избивать ногами по всем частям тела, особенно целясь в область бедер и коленей, а также правого плеча. С меня стянули брюки и белье. На грудь мне сел человек и стал задавать вопросы. Он был тяжелым, и мне было очень трудно дышать под его весом. Кроме того, мне без перерыва лили воду на лицо, из-за чего я не мог говорить и задыхался».

Как рассказал Арам, его также били электрошокером в область половых органов, подмышек, под челюсть, по ногам, угрожали убийством – даже бросили в яму и начали присыпать землей, несколько раз подносили к виску пистолет и нажимали на спусковой крючок, позже – стреляли около уха. По его ощущениям, пытки продолжались около шести часов – все это время от него требовали дать показания по делу о покушении на местного предпринимателя.

Арам пояснил правозащитникам, что после пыток его доставили в Следственный комитет, где он был вынужден подписать протокол допроса с «нужными» объяснениями, которые согласился дать в лесу своим истязателям.

По словам Гамбаряна, ночь он провел в одном из краснодарских отделов полиции, а на следующий день Северский районный суд Краснодарского края признал его виновным в совершении административного правонарушения – якобы 22 марта Арам «находился в общественном месте в присутствии граждан, безадресно и беспричинно выражался грубой нецензурной бранью». Ему было назначено наказание в виде десяти суток административного ареста.

Административный арест Арам отбывал сначала в ИВС ОМВД Северского района, а потом его перевезли в спецприемник для административно арестованных Усть-Лабинского района. За это время Гамбаряну трижды вызывалась скорая помощь в связи с ухудшением самочувствия: по его словам, за все время нахождения под арестом он практически ничего не ел, не пил, его постоянно рвало, он чувствовал острую боль в животе.

25 марта медицинские работники диагностировали у Гамбаряна «закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки, поясничной области и левого бедра». Эти повреждения были зафиксированы в журнале медицинских осмотров лиц, содержащихся в ИВС ОМВД Северского района.

1 апреля отец Арама забрал его из спецприемника в Усть-Лабинске и отвез домой в Краснодар. В тот же день Арам в тяжелом состоянии был доставлен бригадой скорой помощи в Краснодарскую краевую больницу № 1. При поступлении врачи диагностировали у Арама: «острую почечную недостаточность, острый интерстициальный (посттравматический) нефрит, осложненный острым повреждением почек 3 ст., сотрясение головного мозга легкой степени тяжести, множественные ушибы, ссадины туловища, массивные кровоизлияния нижних конечностей». Арам был помещен в отделение реанимации для проведения гемодиализа.

Еще утром 22 марта жена Гамбаряна обратилась в полицию с заявлением об исчезновении мужа. Впоследствии это заявление было передано в следственный отдел по Карасунскому округу СУ СК РФ по Краснодарскому краю.

Позднее следователи разных отделов краевого следственного управления начали доследственные проверки и по иным обстоятельствам: по факту фальсификации материалов об административном правонарушении, якобы совершенном Гамбаряном, и по факту противоправных действий сотрудников полиции при его задержании.

В течение двенадцати месяцев следователи восемь раз отказывали в возбуждении уголовного дела по заявлению Гамбаряна о похищении и пытках. Следователи долгое время отдавали  предпочтение версии сотрудников полиции, согласно которой утром 21 марта Арам был не похищен, а по поручению следователя Следственного комитета обнаружен и доставлен к нему для допроса в качестве свидетеля. В следственном отделе Гамбарян почему-то просидел до вечера, после чего был осмотрен с участием судебно-медицинского эксперта на предмет наличия телесных повреждений, которых не обнаружили. Потом следователь допросил Гамбаряна в качестве свидетеля и отпустил. Утром следующего дня Арам шел по улице, нарушая общественный порядок, и его задержали полицейские.

Проверки по иным обстоятельствам также не привели к возбуждению уголовных дел.

В декабре 2017 года юристы Комитета против пыток, представляющие интересы Арама Гамбаряна, обратились к руководителю краевого СУСКа Вадиму Бугаенко с просьбой объединить все проверки по «делу Гамбаряна» в одно производство. Также в своем обращении правозащитники указали на волокиту  следователей при проведении доследственных проверок. Эти факты в прошлом году выявили и в прокуратуре – сотрудники надзорного ведомства, как минимум, дважды вносили в адрес руководства краевого СУСКа представления об устранении нарушений федерального закона при проведении проверок.

В феврале этого года материалы всех трех проверок по «делу Гамбаряна» были переданы во второй отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Краснодарскому краю. Проведение проверки поручено следователю Дмитрию Балину.

В ходе этой проверки следователь Балин опросил Арама Гамбаряна, а также объединил материалы всех трех проверок в одно производство. После этого работа по «делу Гамбаряна» была вновь поручена следователям следственного отдела по Карасунскому округу.

10 апреля следователь Владимир Сорокин возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). В ходе сегодняшнего допроса Арам Гамбарян был признан потерпевшим, а юристы Комитета против пыток допущены в дело в качестве его представителей.

«Мы удовлетворены, что уголовное дело, наконец, возбуждено, пусть пока только по одному эпизоду и спустя год, – говорит юрист комитета против пыток Роман Веретенников, представляющий интересы Арама Гамбаряна. – В ближайшее время мы заявим следователю ряд ходатайств о проведении следственных действий, необходимых для установления всей картины произошедшего с нашим заявителем 21 марта прошлого года».

Вчера, 9 апреля 2018 года, Президиум Оренбургского областного суда постановил вновь рассмотреть апелляционную жалобу трех потерпевших на мягкий приговор экс-полицейским, которую ранее апелляционная инстанция рассмотрела без их участия. Дело возвращено в стадию апелляционного рассмотрения, где потерпевшие намерены добиваться реального наказания полицейским, совершившим в отношении них преступление в августе 2008 года.



(Потерпевшие Вячеслав Садовский, Максим Ниматов и Антон Ферапонтов)

Напомним, 18 сентября 2017 года районный суд вынес приговор в отношении бывших полицейских Альберта Акманова и Василия Зубихина, которые обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств»). Суд переквалифицировал деяние подсудимых на ч. 1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») и назначил подсудимым наказание в виде одного года лишения свободы каждому, однако ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности суд освободил их от отбывания наказания.

Юристы Комитета против пыток обратились в интересах потерпевших в апелляционную инстанцию с жалобой на мягкий приговор. 28 ноября прошлого года Оренбургский областной суд рассмотрел эту жалобу без участия потерпевших и их представителей, поскольку они получили судебное извещение с неправильной датой заседания.

Предыстория же этого уголовного дела такова. 27 августа 2008 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились восемнадцатилетние Вячеслав Садовский и Антон Ферапонтов, а также девятнадцатилетний Максим Ниматов. Они сообщили правозащитникам, что 25 августа 2008 года их задержали сотрудники милиции, доставили в здание Дзержинского РОВД Оренбурга, где подвергли жестокому избиению и пыткам, принуждая сознаться в совершении целого ряда преступлений: от ограбления пивного ларька до убийства сотрудника милиции. По заявлениям обратившихся, помимо «стандартных» избиений, им надевали на голову противогаз, пуская в дыхательный шланг дым от сигарет, подвешивали за руки, скованные за спиной наручниками, душили, били дубинками.

Со слов пострадавших, пытки продолжались до утра 26 августа: им не давали спать, нанося удары по голове, как только кто-нибудь из них начинал засыпать.

Родители и другие близкие родственники ребят, случайно узнав о том, что их дети задержаны и находятся в руках сотрудников милиции, практически всю ночь и весь последующий день продежурили возле здания Дзержинского РОВД. Стоит отметить тот факт, что дежурный офицер долгое время пытался их убедить в том, что в здании РОВД их детей нет. Только ближе к вечеру 26 августа к молодым людям были допущены адвокаты. Несмотря на то, что милиционеры угрожали им еще более жестоким обращением в случае, если они изменят свои показания, ребята в присутствии адвокатов сообщили, что они под пытками были вынуждены оговорить себя и подписать необходимые представителям власти процессуальные документы.

Сотрудники милиции незаконно продержали молодых людей больше суток, не предъявив им никаких обвинений. После того, как парни покинули отдел милиции, они сразу обратились за медицинской помощью. В больнице у всех троих были диагностированы гематомы, ссадины, вывихи суставов, одному из них был поставлен диагноз «сотрясение головного мозга», у Вячеслава Садовского было сломано ребро, а у Антона Ферапонтова – нос.

На следующий день все трое парней и их родители обратились в следственные органы с заявлениями о преступлении. Также пострадавшие обратились за юридической помощью в Комитет против пыток.

Несмотря на наличие травм, подтвержденных медицинскими документами и многочисленными показаниями свидетелей, которые видели ребят без каких-либо телесных повреждений в момент их задержания, и показаниями свидетелей, которые видели, как ребят выводили избитыми и окровавленными из здания Дзержинского РОВД, следственные органы долгое время уклонялись от возбуждения уголовного дела. Проверка сообщения о преступлении, которая должна была быть проведена в течение максимум тридцати суток, длилась более пяти с половиной лет. Следственным отделом двадцать два раза выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые после жалоб юристов Комитета против пыток признавались незаконными.

Правозащитникам удалось доказать в суде незаконность задержания молодых людей и взыскать с государства в их пользу компенсацию морального вреда, причиненного этим противоправным действием.

Учитывая упорное нежелание следственных органов расследовать инцидент на национальном уровне, весной 2014 года сотрудники Комитета против пыток были вынуждены подать в интересах заявителей жалобу в Европейский суд по правам человека. Практически одновременно с ее подачей, 9 апреля 2014 года следственным органом все-таки было возбуждено уголовное дело по указанным выше фактам. Расследованием дела занялись в первом отделе по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области.

17 декабря 2015 года в Дзержинском районном суде Оренбурга началось рассмотрение этого дела. За восемь месяцев судебного следствия было проведено пятнадцать судебных заседаний, в ходе которых были исследованы все имеющиеся по делу доказательства, допрошены обвиняемые, потерпевшие и многочисленные свидетели. Судебное следствие, как основная часть судебного разбирательства, было проведено в полном объеме.

На 5 августа 2016 года были назначены прения. Однако в ходе этого судебного заседания государственный обвинитель Светлана Трофимова ходатайствовала перед судом о возвращении уголовного дела прокурору для устранения недостатков обвинительного заключения. По мнению госпожи Трофимовой, оно было не полно: в нем не детализированы противоправные действия каждого из подсудимых, не конкретизировано, как действия подсудимых соотносятся с телесными повреждениями каждого из потерпевших, что нарушает право обвиняемых знать, в чем конкретно каждый из них обвиняется.

Суд удовлетворил это ходатайство, и уголовное дело было возращено прокурору. После устранения недостатков следствия и утверждения обвинительного заключения в январе 2017 года уголовное дело было вновь направлено в суд для рассмотрения по существу.

Повторный процесс продолжался более полугода. Государственный обвинитель в прениях попросил суд назначить подсудимым наказание в виде лишения свободы: Альберту Акманову – сроком 3 года и шесть месяцев, Василию Зубихину – сроком 4 года. Экс-полицейские в последнем слове своей вины не признали.

Результатом долгого уголовного процесса стал вынесенный 18 сентября 2017 года приговор. Судья Алексей Коваленко счел недоказанным тот факт, что именно Акманов и Зубихин причинили потерпевшим телесные повреждения, однако признал их виновными в незаконном задержании молодых людей и удержании их в РОВД. Поэтому суд переквалифицировал обвинение на более мягкий состав – превышение должностных полномочий без квалифицирующих признаков, таких как применение насилия и специальных средств. Суд назначил наказание каждому из подсудимых в виде одного года лишения свободы, сразу же освободив подсудимых от отбывания наказания ввиду истечения сроков давности. Кроме того, суд вынес частное постановление в адрес руководителя СУ СК РФ по Оренбургской области Сергея Колотова в связи с допущенной при расследовании преступления волокитой.

Не согласившись с выводами суда первой инстанции, переквалифицировавшего деяние бывших полицейских на более мягкий состав преступления, потерпевшие обратились в Оренбургский областной суд с апелляционными жалобами на приговор. Кроме того, апелляционная жалоба была подана адвокатом осужденного Альберта Акманова – он просил вынести оправдательный приговор.

28 декабря 2017 года прибывший в суд юрист Комитета против пыток Вячеслав Дюндин, представляющий интересы потерпевших, с удивлением узнал, что апелляционные жалобы были рассмотрены месяц назад без участия как самих потерпевших, так и их представителя. Суд тогда отказал в удовлетворении жалоб, и приговор был оставлен без изменения.

В связи с этим Вячеслав Дюндин обратился в кассационную инстанцию с жалобой на апелляционное постановление. Вчера она удовлетворила эту жалобу и вернула дело в Оренбургский областной суд для рассмотрения жалобы на приговор в ином составе.

«Полагаем, что суд вполне обоснованно отменил решение апелляционной инстанции, вынесенное без нашего участия, – комментирует Вячеслав Дюндин. – Теперь наша апелляционная жалоба на приговор вновь будет рассмотрена, и мы надеемся убедить суд в несправедливости и необоснованности приговора, который, несмотря на обвинительный характер, дал преступникам возможность не понести никакого реального наказания».

Спустя пять месяцев с начала проверки заявления об избиении семьи Иритовых полицейскими при задержании главы общественной организации «Вольный Аул» Аслана Иритова и его брата Беслана пострадавшие смогли получить доступ ко всем материалам проверки по этому заявлению, включая видеозаписи задержания. Несмотря на то, что четырем членам семьи был причинен вред здоровью различной тяжести, следователи не желают возбуждать уголовное дело в отношении полицейских.



(Аслан и Беслан Иритовы)

Напомним, в ноябре 2017 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратилась семья Иритовых из Кабардино-Балкарской Республики по факту их избиения полицейскими во дворе собственного дома. Четырем членам семьи был причинен вред здоровью: Аслану Иритову и его дочери Анжелике – небольшой тяжести, а его жене и брату – вред здоровью средней степени тяжести.

По  словам Иритовых, 31 октября 2017 года во двор их дома, находящегося в районе «Вольный Аул» Нальчика, пришли люди в полицейской форме и в штатском и потребовали вывести к ним хозяина дома.  Собравшиеся во дворе женщины стали возмущаться незваным гостям и попросили сотрудников предъявить документы или уйти. Вышедший Беслан Иритов, брат хозяина дома, возмутился, что пришедшие снимают их двор на видеокамеру и попытался прогнать незваных полицейских.

Как сообщили члены семьи, сам хозяин дома, инвалид Аслан Иритов, находился еще внутри. У него отсутствуют обе кисти рук, по этой причине он долго одевался и вышел во двор самым последним. В этот момент туда уже вбежали вооруженные люди в масках. Аслана сбили с ног, порвали на нем верхнюю одежду, повалили на землю, прижали головой к асфальту и сдавили горло. При падении Аслан также ударился головой о бордюр. Затем, уже лежачего, его несколько раз ударили по голове и по телу. Его брата Беслана полицейские ударили в висок и также скрутили. Потом братьев вынесли на улицу и погрузили в микроавтобус. Как уточнил Аслан, пока их несли, его уронили и несколько метров протащили по земле, а Беслану во время этой процедуры сломали ребро.



Братьев доставили в городской отдел полиции. В отделе Беслану стало плохо, и полицейским пришлось вызывать ему «скорую». Приехавшие на вызов врачи диагностировали ушибы и подозрение на перелом и велели срочно доставить задержанного в травматологический пункт. В тот же день братьев отпустили.

Как вспоминают очевидцы происходившего в тот день во дворе дома Иритовых, досталось и женщинам. Так, жене Аслана, Марине Иритовой, сломали палец на руке, а его дочь Анжелику во дворе ударили лицом об пол и повредили нос.

По факту произошедшего Иритовы обратились в Следственный комитет. Однако  следователи возбудили уголовное дело в отношении самих  братьев Иритовых по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия в отношение сотрудника полиции»).

В действиях же полицейских следователь нальчикского следственного отдела господин Безроков не усмотрел ничего противоправного. В решении об отказе в возбуждении уголовного дела он описывает применение силы сотрудником ОМОНа к Анжелике Иритовой следующим образом: «Также была применена физическая сила к Иритовой А. А. Сотрудник ОМОНа взял последнюю за одежду в области плеч и откинул в сторону, при этом действия не были направлены на причинение ей каких-либо телесных повреждений, а были направлены на удаление её с места происшествия…»

Как это было на самом деле, вы можете увидеть на следующих кадрах.

Об обстоятельствах причинения вреда здоровью средней степени тяжести Марине Иритовой, которой полицейские сломали палец, следователь вообще ничего не пишет.

«Совсем иначе на этом фоне выглядит расследование уголовного дела в отношении братьев Иритовых, которых обвиняют в нападении на сотрудников полиции. Дело было возбуждено сразу же, в день подачи заявления. Следователей по-прежнему не смущают серьезные расхождения в показаниях сотрудников полиции с видеозаписью инцидента. Есть и просто абсурдные выводы, что инвалид Аслан Иритов, у которого отсутствуют кисти рук, якобы душил ими полицейского, при этом сжимая ему шею пальцами. И эти выводы следствия странным образом устроили прокуратуру, – комментирует юрист Комитета против пыток Магомед Аламов. – Если оценивать сегодняшнюю позицию органов следствия и надзора, опираясь исключительно на факты, то она, конечно, выглядит совершенно предвзято».


В настоящее время юристы Комитета против пыток намерены обжаловать решение следователя и обратиться к руководству следственного управления СК РФ по Кабардино-Балкарской Республике, чтобы добиться объективного расследования произошедшего инцидента.

Profile

protiv_pytok
protiv_pytok

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com