Суд обязал выплатить 300 000 рублей экс-подозреваемому в двойном убийстве

Сегодня, 20 января 2021 года, Ленинский районный суд Оренбурга постановил взыскать с Министерства финансов России в пользу Мушфига Шыхалиева триста тысяч рублей в связи с тем, что его необоснованно подозревали в убийстве оренбургского предпринимателя и его сына. Несмотря на то, что Мушфиг и еще двое экс-фигурантов этого дела пожаловались на то, что их пытали, выбивая нужные следствию показания, уголовное дело до сих пор не возбуждено. 

Напомним, 1 июня 2018 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились жители города Абдулино Мушфиг Шыхалиев и Рамин Шахмаров. Мужчины сообщили, что 7 марта 2018 года их поодиночке задержали сотрудники полиции и без объяснения причин доставили в Оренбург в здание УМВД России по Оренбургской области, расположенное по адресу: улица Дубицкого, 2.

Там, по словам заявителей, их пытали, требуя сознаться в убийстве предпринимателя и его малолетнего сына. Позднее, находясь в СИЗО, Мушфиг Шыхалиев написал явку с повинной. С его слов, написал он её после того, как один из сотрудников администрации намекнул ему, что его могут изнасиловать, если он будет упорствовать.

Однако 17 марта 2018 года Шахмаров и Шыхалиев были освобождены из-под стражи ввиду доказательства их непричастности к совершенному преступлению. Алиби, о котором они изначально заявляли, подтвердилось: во время убийства предпринимателя и его сына они были в Башкирии, занимаясь закупкой мяса.

В конце июля 2019 года в Комитет против пыток обратился и третий фигурант этого дела – экс-обвиняемый Мушфиг Гулиев. Он рассказал правозащитникам, что его под пытками заставили оговорить Шахмарова и Шыхалиева в убийстве оренбургского предпринимателя и его малолетнего сына.

Через два месяца после задержания он также был отпущен из-под стражи – его алиби подтвердили многочисленные свидетели. Однако из СИЗО его перевели в специальное учреждение для временного содержания иностранных граждан, потому что, пока он находился под стражей, срок разрешения его временного проживания на территории России закончился. Оказавшись заложником сложившейся ситуации, Гулиев был вынужден еще десять месяцев ожидать принудительного выдворения из России, пока в отношении него не было прекращено уголовное преследование.

Мушфиг решился обратиться к правозащитникам только после того, как покинул территорию России.

6 июня 2018 года правозащитники обратились в Следственный комитет в интересах Шахмарова и Шыхалиева с заявлением о применении к ним пыток. 29 июня того же года было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий, однако уже через несколько дней 2 июля это решение было отменено прокуратурой.

С 3 июля 2018 года проверкой жалоб на пытки занялись следователи Третьего следственного управления Главного следственного управления СК РФ с дислокацией в Нижнем Новгороде, которые впоследствии вынесли три незаконных постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В феврале 2020 года юристы Комитета против пыток смогли добиться того, чтобы проверкой по трем жалобам на пытки занялись следователи специализированного следственного отдела, в котором расследуются преступления, совершенные должностными лицами правоохранительных органов.

К настоящему времени следователи вынесли уже десять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Последнее – 12 октября 2020 года. При ознакомлении с материалом проверки следователи взяли с юристов Комитета против пыток подписку о неразглашении.

В ноябре 2020 года правозащитники обратились в интересах Мушфига Шыхалиева в суд с иском о компенсации ему морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

В обоснование иска правозащитники представили в суд процессуальные документы о незаконном уголовном преследовании, выписки из медицинских документов, подтверждающие ухудшение здоровья Шыхалиева, а также заключение психолога, который подтвердил наличие у Мушфига высокого уровня тревожности и депрессивных симптомов, связанных с задержанием и последующим за ним разбирательством. Моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием, Шыхалиев оценил в два с половиной миллиона рублей.

Сегодня судья Ленинского районного суда Оренбурга Артем Кириченко постановил взыскать с Министерства финансов России в пользу Мушфига Шыхалиева триста тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. Ответчик в лице Министерства финансов России в судебное заседание не явился, но направил возражение с просьбой отказать в удовлетворении исковых требований. Представители Следственного комитета и прокуратуры просили иск удовлетворить, но уменьшить размер компенсации. 

«Несмотря на то, что присужденная судом компенсация в разы больше той, что назначалась по аналогичному иску другого экс-подозреваемого по этому уголовному делу Рамина Шахмарова, мы считаем, что она не соответствует перенесенным страданиям Мушфига Шыхалиева. Поэтому мы обжалуем это решение суда в части размера присужденной компенсации и продолжим добиваться возбуждения уголовного дела о пытках», – говорит юрист Комитета против пыток Альбина Мударисова.

Напомним, в 2020 году уже вступили в законную силу решения судов о компенсации морального вреда другим двум экс-фигурантам уголовного дела об убийстве оренбургского предпринимателя и его малолетнего сына. Так, Рамину Шахмарову была присуждена компенсация в размере ста тысяч рублей, Мушфигу Гулиеву – в размере трехсот пятидесяти тысяч рублей. 


Версия полицейских о задержании краснодарца опровергается видеозаписью

Житель Краснодара Евгений Ластин обвиняет полицейских в незаконном применении к нему насилия при задержании, а также в том, что те избивали его, требуя написать «явку с повинной» в совершении кражи бритвенных наборов. По версии полицейских, они не оказывали на Ластина физического и психологического воздействия, а он якобы попытался скрыться, в результате чего был задержан с применением наручников. Однако видеозапись, полученная правозащитниками, опровергает объяснения сотрудников полиции.

8 декабря 2020 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Краснодара Евгений Ластин. Он рассказал, что выставил на сайте «Авито» объявление о продаже бритвенного набора. 30 октября 2020 года он договорился о встрече с человеком по имени Денис, который хотел купить этот набор. По словам Ластина, вечером этого же дня он встретился с Денисом у подъезда своего дома, где и был задержан сотрудниками полиции. 

««Опер» нанес мне удар ногой по передней части обеих моих ног ниже колена, отчего я рухнул на поверхность крыльца на колени, больно ударившись при этом. Боль почувствовал в местах удара, на обеих ногах на коленях, и чуть ниже колен, в местах удара, там образовались ссадины и кровоподтеки. Я оказался на коленях, корпус пригнут к земле, поскольку сотрудник полиции схватил меня за волосы на голове и пригибал голову к полу. Он завел руки мне за спину и застегнул на них наручники, очень сильно сдавив их на моих запястьях», – пояснил Ластин.

Затем, по словам Евгения, полицейские поместили его в автомобиль, и один из сотрудников стал наносить ему удары рукой по голове, лицу и в грудную клетку. После чего он был доставлен в отдел полиции Краснодара, расположенный на улице Октябрьской.

Там, как рассказал Евгений, сотрудники полиции стали избивать его, требуя признания в совершении кражи.

«Как только мы зашли в кабинет, «опер» потребовал от меня стать на колени. Когда я встал на колени, он ударил меня кулаком в область груди в районе сердца. Я испытал боль в месте удара. После этого удара я упал на пол, на правый бок. «Опер» надавил на мое левое плечо таким образом, что моя грудная клетка оказалась сжатой и стало трудно дышать. Через непродолжительное время я почувствовал напряжение в области лица и почувствовал стук в левом виске. При этом они ничего в этот момент от меня не требовали. Со стороны моего лица подошел лейтенант и смотрел на мое лицо и жестом, покачивая ладонью, показывал «оперу», что хватит давить. После этого «опер» взял меня за рубашку в районе верха спины и стал волочить по полу туда-сюда, при этом в основном я касался пола правой стороной тела. От этого у меня образовались ссадины на правом бедре. Лейтенант в это время пинал меня ногой в разные части тела, а также носками своих туфлей тыкал мне в лицо, когда оно было близко к полу. Сильных ударов не было. Потом они стали требовать от меня признаться в краже бритвенных наборов. Я отрицал кражи. Это продолжалось около 15 минут», – вспоминает Евгений.

В отделе полиции Ластин провел всю ночь, в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции»). На следующий день, 31 октября, суд назначил Ластину штраф за это правонарушение. 

После суда, по словам Евгения, сотрудники полиции отправились вместе с ним в квартиру, в которой он проживал, и провели там осмотр места происшествия. Затем, как рассказывает Ластин, они вернулись в отдел полиции, где он под диктовку написал «явку с повинной» в совершении краж бритвенных наборов в магазине, а после этого его отпустили.  

Вечером того же дня Евгений обратился в травмпункт городской клинической больницы № 3 Краснодара, где врачи зафиксировали у него: «Ушиб, подкожные гематомы обеих предплечий, обеих голеней». А 3 ноября судебно-медицинский эксперт бюро судебной медицины Краснодара в своем заключении указал, что Ластину «причинены повреждения в виде кровоизлияний в области лица, кровоподтеков в области туловища, верхних и нижних конечностей, ссадин в области правой верхней конечности».

9 ноября в отношении Евгения Ластина было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 158 УК РФ («Кража»). Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

9 декабря юристы Комитета против пыток обратились в интересах Ластина с сообщением о преступлении в Следственный комитет.

9 января 2021 года старший следователь следственного отдела по Западному округу Краснодара СУ СК РФ по Краснодарскому краю Георгий Кашоида отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. Следователь посчитал, что Ластин оговаривает сотрудников полиции, чтобы избежать уголовной ответственности, при этом следователь никак не объяснил наличие телесных повреждений у доставленного в отдел полиции.

В ходе проверки следователь опросил сотрудника полиции, задержавшего Евгения. По словам этого полицейского, он «подошел к Ластину Е.В., представился и пояснил, что у них есть информация о том, что последний осуществил кражу бритвенных станков и ему необходимо проследовать в отдел полиции для опроса по существу проводимой проверки. Ластин Е.В. стал возмущаться, говорить, что никаких станков он не крал и затем попытался скрыться, но был задержан, после чего к нему были применены специальные средства наручники». 

Юристам Комитета против пыток удалось получить видеозапись задержания Евгения Ластина, которая опровергает эту версию сотрудников полиции: на кадрах видно, что Ластин не пытается скрыться, а его сбивает с ног ударом ноги сотрудник полиции в штатском.

«Это решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела мы считаем необоснованным, намерены добиваться его отмены и возбуждения дела о превышении должностных полномочий, – говорит юрист Комитета против пыток Роман Веретенников. – После просмотра видеозаписи становится очевидно, что сотрудники полиции лгут, поясняя, что задерживали Ластина в соответствии с законом и незаконного насилия к нему не применяли».

Уголовное дело о доведении осужденного до самоубийства прекращено в третий раз

В Оренбурге в третий раз прекращено расследование уголовного дела по факту доведения до самоубийства в исправительной колонии № 4 осужденного Александра Белоусова. Он жаловался, что сотрудники учреждения издевались над ним: били, не оказывали медицинской помощи, окунали головой в отхожее место. Несмотря на серьезное количество доказательств, говорящих о доведении Белоусова до самоубийства, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления.

Напомним, 5 августа 2019 года в Комитет против пыток позвонил мужчина, который представился Александром Белоусовым. Он рассказал, что отбывает наказание в исправительной колонии № 4 УФСИН России по Оренбургской области. Александр сообщил, что он и другие осужденные подвергаются систематическим унижениям и избиениям со стороны сотрудников исправительного учреждения. По его словам, в колонии практикуется унижение чести и человеческого достоинства осужденных посредством окунания их головой в отхожее место.

Как рассказал Александр, серьезные страдания ему причиняло то, что сотрудники колонии отказывали ему в предоставлении надлежащей медицинской помощи при лечении астмы.

По этим причинам, как указал Александр, он совершал попытки суицида — наносил себе порезы на руках. Звонивший попросил правозащитников передать сообщенные им сведения в прокуратуру, а также распространить информацию о происходящем в социальных сетях либо передать ее в средства массовой информации.

«Я конкретно решил покончить жизнь самоубийством, потому что у меня нет терпения больше все это терпеть, такой произвол. У них то растяжки, они называют «растяжки», а это – попросту головой тебя бьют об стену и вот по ногам пинают – вот растяжка якобы. За неисполнение чего бы то ни было. Такие моменты. Потом есть такие моменты: осужденных скручивают и в унитаз лицом тащат. И такие моменты есть. Но делают это так, что побоев, как таковых, их особо и нет. Я писал несколько жалоб, они, как я понимаю, отсюда вообще абсолютно не выходят. Мне нечего больше бояться. Меня головой в «дальняк» (отхожее место – прим авт.) окунали, бить – били», — рассказал по телефону Александр Белоусов.

На следующий день юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин передал полученные от Белоусова сведения в прокуратуру по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях.

12 августа 2019 года в офис правозащитников снова позвонили, на этот раз звонил неизвестный, который сообщил, что Александр Белоусов повесился. В тот же день в Комитет против пыток обратились родители умершего Татьяна и Сергей Белоусовы. В своем заявлении они просили провести общественное расследование и оказать юридическую помощь по факту смерти их сына. Юристы Комитета против пыток обратились в Следственный комитет с сообщением о преступлении, а также заявили ряд ходатайств о проведении проверочных действий.

3 сентября 2019 года старший следователь следственного отдела по Северному административному округу Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Любовь Дёкина возбудила уголовное дело по факту совершения в отношении Александра Белоусова преступления, предусмотренного частью 1 статьи 110 Уголовного кодекса Российской Федерации («Доведение до самоубийства»).

31 октября 2019 года следователь этого же следственного отдела Владимир Ярцев прекратил уголовное дело в связи с отсутствием события преступления. Это решение было отменено руководством как незаконное.

После возобновления расследование по уголовному делу несколько раз продлевалось.

Лишь 30 апреля 2020 года, спустя восемь месяцев с начала расследования, следователь Владимир Ярцев решил допросить юриста Комитета против пыток Тимура Рахматулина, с которым по телефону за несколько дней до своей смерти разговаривал Александр Белоусов. Также по ходатайству правозащитника к материалам уголовного дела была приобщена аудиозапись того самого разговора, где погибший сообщает о своем намерении совершить суицид из-за систематических унижений со стороны сотрудников ФСИН.

7 мая 2020 года следователь Владимир Ярцев во второй раз прекратил расследование уголовного дела.

«Действия, приведшие к самоубийству Белоусова А.С., были совершены самостоятельно последним с целью попытки самоубийства, направленной на послабления режима отбытия наказания, без участия посторонних лиц, то есть, не являются криминальными», – указывал в постановлении следователь Ярцев.

Также, по версии следователя, погибший осужденный не сообщал юристу Комитета против пыток Тимуру Рахматулину «каких-либо жалоб о том, что его кто-то систематически обижает или доводит до самоубийства», хотя на допросе Рахматулин заявлял противоположное.

Юристы Комитета против пыток обжаловали постановление следователя о прекращении дела в суд.

24 сентября 2020 года судья Дзержинского районного суда Оренбурга Елена Веркашинская признала незаконным прекращение этого уголовного дела и обязала Следственный комитет устранить допущенное нарушение. Уголовное дело было вновь возвращено в следственный отдел для возобновления расследования.

30 декабря 2020 года следователь следственного отдела по Северному административному округу Оренбурга СУ СК РФ по Оренбургской области Марат Кинжигалиев в третий раз прекратил уголовное дело в связи с отсутствием события преступления.

Сегодня юристы Комитета против пыток получили копию этого постановления.

«Полагаем, что с самого начала следователи Следственного комитета лишь создают видимость активной работы, – комментирует очередное постановление о прекращении уголовного дела юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин. – Так, несмотря на, казалось бы, большой объем выполненных следователями мероприятий, работу по уголовному делу нельзя назвать эффективной. Многие из осужденных, безопасность которых не была обеспечена, меняют показания. Также, несмотря на сообщенные многими осужденными сведения о систематических избиениях и унижениях со стороны сотрудников колонии и сотрудников спецназа ФСИН при проведении регулярных обысковых мероприятий, следователи эту информацию игнорируют. В ближайшее время мы намерены ознакомиться с материалами уголовного дела и обжаловать его прекращение в суд».

По факту похищении модератора чата Telegram-канала «1Adat» возбуждено уголовное дело

В Следственном комитете возбуждено уголовное дело по факту похищения модератора чата Telegram-канала «1Adat» Салмана Тепсуркаева. Напомним, он был похищен в Геленджике людьми, которые представились сотрудниками МВД. Позднее родственники смогли отследить местонахождение телефона Салмана на территории полка патрульно-постовой службы полиции имени Ахмата Кадырова в Грозном. 

6 сентября 2020 года в Геленджике был похищен Салман Тепсуркаев, который являлся модератором чата Telegram-канала «1Adat», рассказывающего о нарушениях прав человека в Чеченской Республике. Очевидцы сообщают, что похитители показывали им удостоверения сотрудников МВД. В течение суток не было никакой информации о судьбе Салмана. Но вечером 7 сентября его телефон был снова включен и родственникам удалось получить его геолокационные данные, согласно которым телефон Салмана находился на территории полка патрульно-постовой службы полиции имени Ахмата Кадырова, расположенного в Грозном.

В тот же день, 7 сентября, человек с ником «Охотник» опубликовал в чате Telegram-канала «1Adat» видеозапись, на которой Салман Тепсуркаев на чеченском языке ругает себя и этот канал, после чего пытается сесть на стеклянную бутылку.

11 сентября юристы Комитета против пыток направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу о нарушении прав Тепсуркаева, предусмотренных статьями 3 и 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Запрет пыток» и «Право на личную неприкосновенность». Правозащитники попросили Суд применить «Правило 39» и потребовать от Российской Федерации обеспечительных мер по установлению местонахождения Тепсуркаева, а также гарантии его освобождения и безопасности.

Согласно информации, опубликованной на сайте Министерства юстиции России, 22 октября Европейский суд по правам человека отказал в удовлетворении поданной правозащитниками жалобы. Юристы Комитета против пыток до сих пор не получили текст решения ЕСПЧ, поэтому чем именно оно мотивировано – неизвестно.

14 сентября правозащитники обратились в интересах супруги Салмана Тепсуркаева в следственное управление СК РФ по Чеченской Республике и в следственный отдел по Геленджику СУ СК РФ по Краснодарскому краю с сообщениями о преступлении.

Также юристы Комитета против пыток провели собственное общественное расследование, в результате которого удалось получить убедительные доказательства причастности сотрудников правоохранительных органов к похищению Тепсуркаева. Правозащитники предоставили следователям видеозапись, на которой виден процесс похищения Тепсуркаева, а также данные об автомобилях и похитителях, попавших в объектив видеокамеры на месте происшествия. В ходе общественного расследования удалось выяснить, что один из автомобилей принадлежит действующему сотруднику полиции из Чечни.

15 октября следователи из Краснодарского края приняли решение передать собранные ими материалы проверки в следственное управление по Чечне, в связи с тем, что автомобиль предполагаемых похитителей Тепсуркаева пересек границу Чеченской Республики. В тот же день, 15 октября, следователь из чеченского следственного управления отказал в возбуждении уголовного дела, сославшись на отсутствие события преступления.

29 октября следователь следственного управления СК РФ по Чеченской Республике Адлан Лепиев вернул коллегам из Краснодарского края часть материала проверки, касающуюся именно похищения Тепсуркаева. При этом чеченские следователи продолжили проводить проверку по жалобе на применение насилия к Тепсуркаеву на территории республики. На настоящий момент в Чечне следователями было вынесено три постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, последнее из которых было отменено 3 декабря.

27 ноября 2020 года по факту похищения Салмана Тепсуркаева после проведения дополнительной проверки следователь следственного отдела по Геленджику СУ СК РФ по Краснодарскому краю Глеб Лебедев возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ («Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору»). Уведомление об этом решении юристы Комитета против пыток получили в конце декабря прошлого года.

«На наш взгляд, неправильно, что в Следственном комитете решили разграничить похищение Салмана и применение к нему насилия. Но то, что хотя бы по одному из этих эпизодов возбудили уголовное дело, увеличивает наши шансы узнать, какова нынешняя судьба Тепсуркаева, – комментирует юрист Комитета против пыток Лейсан Маннапова. – Сейчас мы не обладаем достоверной информацией о ближайших планах следствия по этому делу. Но мы будем настаивать на том, что уголовное дело также должно включать в себя и незаконное удержание Тепсуркаева на территории полка патрульно-постовой службы полиции имени Кадырова, и применение к нему насилия. С учетом того, что такое громкое преступление совершалось на территории нескольких федеральных округов, представляется целесообразным проводить расследование в центральном аппарате Следственного комитета России».

Суд оценил в 50000 рублей восемь лет волокиты жалобы оренбуржца о пытках

Вчера, 24 декабря 2020 года, судья Оренбургского областного суда присудил оренбуржцу Юрию Зонтову пятьдесят тысяч рублей в качестве компенсации за нарушение разумного срока уголовного судопроизводства по его заявлению о пытках сотрудниками полиции в 2011 году. Расследование по этому заявлению длилось более восьми лет, однако следователи так и не установили лиц, причастных к пыткам. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать это решение областного суда в части размера присужденной компенсации.


Напомним, в сентябре 2011 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратился Юрий Зонтов. Он сообщил правозащитникам, что 27 августа был доставлен в отдел полиции № 4 по городу Оренбургу, где, с его слов, его избивали, наносили удары резиновой дубинкой по ступням, душили целлофановым пакетом до потери сознания, заставляя признаться в совершении кражи золотой цепочки и телефона. Не выдержав пыток, Юрий подписал необходимое признание в совершении преступлений.

В травмпункте мужчина сообщил врачам, что его избили в полиции. Позже телесные повреждения были зафиксированы у него и при поступлении в ИВС и СИЗО: кровоподтеки на груди и обеих стопах, множественные ссадины на пояснице, в области левой скулы и в области обоих лучезапястных суставов.

30 сентября 2011 года по этому факту было подано сообщение о преступлении в следственный отдел по городу Оренбургу СУ СК РФ по Оренбургской области. Всего за время доследственной проверки было вынесено двадцать постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, девятнадцать из которых по инициативе правозащитников впоследствии отменялись как незаконные и необоснованные.

Исчерпав все возможные эффективные средства по восстановлению прав Юрия на национальном уровне, в апреле 2014 года правозащитники направили жалобу в Европейский суд по правам человека. Спустя год, в марте 2015-го, она была коммуницирована.

Примечательно, что после направления жалобы в Европейский суд Следственный комитет возбудил-таки уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий», однако уже на следующий день исполняющий обязанности районного прокурора Владимир Луговин отменил это решение, мотивировав тем, что телесные повреждения Зонтов получил в результате применения полицейскими приемов борьбы при задержании.

Все попытки правозащитников добиться отмены этого решения господина Луговина тогда не увенчались успехом.

2 мая 2017 года Европейский суд по правам человека вынес постановление по жалобе, поданной в интересах Юрия Зонтова. Страсбургские судьи единогласно установили нарушения статьи 3 Конвенции в негативном и процедурном аспектах: заявитель был подвергнут пыткам и по этому факту не было проведено эффективного расследования. В связи с этим Зонтову была присуждена компенсация морального вреда в размере 45 000 евро.

После того, как решение ЕСПЧ вступило в законную силу, юристы Комитета против пыток обратились к Председателю Верховного суда Российской Федерации с просьбой инициировать возобновление проверки по жалобе Юрия Зонтова на пытки.

23 мая 2018 года Верховный Суд России отменил решения оренбургских судов, признавших законным отказ в возбуждении уголовного дела, и постановил вновь начать проверку по жалобе Зонтова.

Получив постановление Верховного суда, юристы Комитета против пыток вновь обжаловали в Промышленный районный суд Оренбурга решение прокурорского работника Владимира Луговина четырехлетней давности, которым он отменил возбуждение уголовного дела о пытках.

В ходе рассмотрения этой жалобы выяснилось, что 2 августа 2018 года заместитель прокурора Оренбургской области Андрей Вязиков инициативно отменил решение Луговина, что позволило Следственному комитету возобновить работу по уголовному делу.

Несмотря на то, что дело было передано в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области, его расследование было проведено поверхностно и формально.

9 января 2020 года следователь Азамат Жамансариев в четвертый раз прекратил уголовное дело. В настоящее время это решение следователя обжалуется юристами Комитета против пыток.

В связи с тем, что многолетнее неэффективное расследование, установленное Европейским судом, неизбежно привело к нарушению разумного срока уголовного судопроизводства, 10 июля этого года юристы Комитета против пыток обратились в суд в интересах Зонтова с иском о компенсации.

15 июля Оренбургский областной суд отказал правозащитникам в рассмотрении этого иска, указав в своем решении, что раз следствие установило отсутствие состава преступления в действиях сотрудников полиции, то «Зонтов Ю.А. не обладает правом на предъявление административного иска о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок».

Не согласившись с выводами суда, юристы Комитета против пыток обратились в Четвертый апелляционный суд общей юрисдикции, расположенный в Нижнем Новгороде, который 29 сентября отменил решение Оренбургского областного суда и отправил дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Вчера судья Оренбургского областного суда Ирина Селютина частично удовлетворила исковые требования, присудив Юрию Зонтову в качестве компенсации за нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства пятьдесят тысяч рублей из заявленных трехсот сорока.

«Полагаем, что суд верно счел, что потерпевший Юрий Зонтов имеет право на компенсацию за нарушение разумного срока уголовного судопроизводства вне зависимости от формального основания прекращения уголовного дела. В каком-то смысле это знаковое решение, ведь до появления апелляционных судов общей юрисдикции Оренбургский областной суд уже неоднократно отказывал потерпевшим в реализации их права на компенсацию по абсолютно формальным основаниям, – комментирует юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин. – Однако присужденную компенсацию за более чем восьмилетнюю волокиту мы считаем несоразмерно низкой и несправедливой, в связи с чем обратимся с жалобой в апелляционную инстанцию, где будем просить удовлетворения исковых требований в полном объеме».

Минфин выплатит триста пятьдесят тысяч рублей экс-обвиняемому в двойном убийстве

Сегодня, 24 декабря 2020 года, Оренбургский областной суд оставил без изменения решение районного суда о присуждении Мушфигу Гулиеву трехсот пятидесяти тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда за необоснованное обвинение в убийстве оренбургского предпринимателя и его сына. Несмотря на то, что Мушфиг и еще двое экс-фигурантов этого дела пожаловались на то, что их пытали, выбивая нужные следствию показания, уголовное дело до сих пор не возбуждено. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать решение суда в части размера присужденной компенсации.



Напомним, 1 июня 2018 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились жители города Абдулино Мушфиг Шыхалиев и Рамин Шахмаров. Мужчины сообщили, что 7 марта 2018 года их поодиночке задержали сотрудники полиции и без объяснения причин доставили в Оренбург в здание УМВД России по Оренбургской области, расположенное по адресу: улица Дубицкого, 2.

Там, по словам заявителей, их пытали, требуя сознаться в убийстве предпринимателя и его малолетнего сына. Позднее, находясь в СИЗО, Мушфиг Шыхалиев написал явку с повинной. С его слов, написал он её после того, как один из сотрудников администрации намекнул ему, что его могут изнасиловать, если он будет упорствовать.

Однако 17 марта 2018 года Шахмаров и Шыхалиев были освобождены из-под стражи ввиду их непричастности к совершенному преступлению. Алиби, о котором они изначально заявляли, подтвердилось: во время убийства предпринимателя и его сына они были в Башкирии, занимаясь закупкой мяса.

В конце июля 2019 года в Комитет против пыток обратился и третий фигурант этого дела – экс-обвиняемый Мушфиг Гулиев. Он рассказал правозащитникам, что его под пытками заставили оговорить Шахмарова и Шыхалиева в убийстве оренбургского предпринимателя и его малолетнего сына.

Через два месяца после задержания он также был отпущен из-под стражи – его алиби подтвердили многочисленные свидетели. Однако из СИЗО его перевели в специальное учреждение для временного содержания иностранных граждан, потому что, пока он находился под стражей, срок разрешения его временного проживания на территории России закончился. Оказавшись заложником сложившейся ситуации, Гулиев был вынужден еще десять месяцев ожидать принудительного выдворения из России, пока в отношении него не было прекращено уголовное преследование.

Мушфиг решился обратиться к правозащитникам только после того, как покинул территорию России.

6 июня 2018 года правозащитники обратились в Следственный комитет в интересах Шахмарова и Шыхалиева с заявлением о применении к ним пыток. 29 июня того же года было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий, однако уже 2 июля это решение было отменено прокуратурой.

С 3 июля 2018 года проверкой жалоб на пытки занялись следователи Третьего следственного управления Главного следственного управления СК РФ с дислокацией в Нижнем Новгороде, которые в итоге вынесли три незаконных постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В феврале 2020 года юристы Комитета против пыток смогли добиться того, чтобы проверкой по трем жалобам на пытки занялись следователи специализированного следственного отдела, в котором расследуются преступления, совершенные должностными лицами правоохранительных органов.

К настоящему времени следователи вынесли уже десять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Последнее – 12 октября 2020 года. При ознакомлении с материалом проверки следователи взяли с юристов Комитета против пыток подписку о неразглашении.

В мае 2020 года правозащитники обратились в интересах Мушфига Гулиева в суд с иском о компенсации ему морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

В обоснование иска правозащитники представили в суд процессуальные документы, подтверждающие, что Гулиев почти год необоснованно находился в местах принудительного содержания, заключение психолога, который подтвердил наличие у Гулиева признаков посттравматического стрессового расстройства. Моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием, Гулиев оценил в три с половиной миллиона рублей.

15 сентября 2020 года Ленинский районный суд Оренбурга постановил взыскать с Министерства финансов России в пользу Мушфига Гулиева триста пятьдесят тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Не согласившись с размером присужденной компенсации, юристы Комитета против пыток подали в суд жалобу с просьбой удовлетворить иск в полном объеме. Представители прокуратуры и Следственного комитета просили оставить решение суда первой инстанции без изменения.

Сегодня коллегия судей Оренбургского областного суда под председательством Елены Кравцовой оставила решение суда первой инстанции без изменения.

«Мы будем обжаловать это решение суда, поскольку несогласны с размером присужденной компенсации. Назвать ее справедливой и адекватной невозможно, – говорит юрист Комитета против пыток Альбина Мударисова. – Помимо этого, мы продолжим добиваться и возбуждения уголовного дела о пытках».

Напомним, 12 мая 2020 года, в Оренбургском областном суде было оставлено без изменения решение районного суда о присуждении Рамину Шахмарову ста тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда за необоснованное подозрение в убийстве оренбургского предпринимателя и его сына.

Экс-полицейский, осужденный за избиение задержанных и угрозы потерпевшему, избежал колонии

Сегодня, 23 декабря 2020 года, Нижегородский областной суд оставил без изменения приговор бывшему начальнику уголовного розыска ветлужской полиции Антону Мерлугову, который ранее был признан виновным в избиении и пытках двух местных жителей, а также в том, что угрожал одному из них фабрикацией уголовного дела за хранение наркотиков, если тот не изменит показания. Судом первой инстанции Мерлугов был приговорен к пяти с половиной годам лишения свободы условно. Это решение суда вступило в законную силу.



Напомним, жители Ветлуги Нижегородской области Иван Белов и Павел Якушев рассказали юристам Комитета против пыток, что были избиты полицейскими при задержании в апреле 2017 года, а к Якушеву, помимо этого, применялось физическое насилие и в ветлужском отделении полиции. Из показаний Якушева следует, что после доставления в кабинет уголовного розыска один из полицейских разбил его телефон, а затем принялся избивать. В ход, как утверждает Якушев, пошли также подручные средства — ему наносились удары панелью от ящика письменного стола, а также электрическим обогревателем.



Согласно заключению эксперта, у Якушева были зафиксированы многочисленные телесные повреждения: две раны в теменно-затылочной области слева и теменной области, ссадина и кровоподтек надлопаточной области слева, кровоподтеки подвздошной области слева, рана третьего пальца левой кисти, рана правой кисти, ссадина левого коленного сустава, кровоизлияние под ногтевую пластинку и в мягкие ткани ногтевой фаланги первого пальца правой кисти.

У Ивана Белова эксперт зафиксировал гематому и отек мягких тканей в области века, гематому в области ушной раковины, гематомы и ссадины в области спины. Кроме того, как сообщил Иван, после ударов по лицу, полученных от сотрудника полиции, у него начались проблемы со зрением. Окулист диагностировал у него регматогенную отслойку сетчатки, эпиретинальный фиброз.

27 апреля 2017 года Уренский следственный отдел начал доследственную проверку по заявлению ветлужцев о неправомерных действиях сотрудников полиции. В рамках проверки различные следователи проводили некоторые мероприятия, однако их было явно недостаточно. В связи с этим, вынесенные следователями постановления об отказе в возбуждении уголовного дела неоднократно отменялись.

Волокита по заявлению жителей Ветлуги привела к тому, что Иван Белов был впервые опрошен уренским следователем лишь спустя несколько месяцев после начала проверки, а Павел Якушев – почти через год. И только после неоднократных обращений юристов Комитета против пыток к руководству регионального следственного управления.

После активизации следствия проявили себя и сотрудники полиции, которых заявители обвиняют в избиении.  Иван Белов рассказал следствию, что 30 января 2018 года к нему на работу приехали двое полицейских, в одном он узнал начальника местного отделения полиции Александра Назарова. Тот, как утверждает Иван, стал предлагать ему различные варианты «договориться» и убеждал отказаться от претензий в адрес его подчиненных. Потерпевший отказался и ушел, но тем же вечером был задержан возле собственного дома и доставлен в ветлужское отделение полиции.

Поводом для задержания стал поступивший в дежурную часть анонимный звонок женщины о том, что у Ивана при себе якобы имеются наркотики.

В ходе досмотра личных вещей Ивана Белова никаких запрещенных предметов и веществ полицейские не обнаружили. Однако затем, как сообщил Белов, начальник местного уголовного розыска Антон Мерлугов предупредил его: «Ты понял, что это была только репетиция? В следующий раз все может закончиться по-другому, в следующий раз обязательно найдут!».

Произошедшее Иван воспринял как реальную угрозу со стороны полицейских. О произошедшем он сообщил юристам Комитета против пыток, а на следующий день уволился с работы и уехал из города.
На следующий день Иван вместе с юристом Комитета против пыток обратился к руководителю областного следственного управления Андрею Виноградову. Тот внимательно выслушал заявителя и распорядился передать материал проверки в производство первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Нижегородской области.

3 марта 2018 года следователь по особо важным делам следственного управления СК РФ по Нижегородской области Алексей Шошин возбудил уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Позднее правозащитники передали в региональное следственно управление еще шесть жалоб жителей Ветлужского района на пытки в полиции.

А 14 сентября 2018 года было возбуждено уголовное дело и по факту угроз Ивану Белову. Следствие квалифицировало действия Антона Мерлугова по организации анонимного звонка для задержания потерпевшего и последующего разговора с ним на тему изменения показаний по ч. 1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

23 апреля 2019 года Антону Мерлугову было предъявлено обвинение по эпизоду с избиением и пытками и по эпизоду с угрозами сфабриковать уголовное дело. 30 мая 2019 года после утверждения обвинительного заключения уголовное дело было направлено в суд.

9 сентября 2020 года в ходе судебного заседания Антон Мерлугов признал вину в полном объеме, заявил о готовности публично извиниться перед потерпевшими и компенсировать причиненный вред.

«В отделе Якушева на непродолжительное время завели к нам в кабинет, кабинет номер 19 уголовного розыска. Там я нанес несколько ударов руками и ногами по голове и туловищу. Точное количество я не скажу, я не считал эти удары. Не отрицаю, что мог нанести ему, в том числе, удары доской и обогревателем», – рассказал в ходе допроса в суде Мерлугов.

«Кто-то крикнул «полиция», и данные люди попытались скрыться. Я проследовал за одним из убегающих, где-то метров через 300-500 догнал его, произвел задержание и нанес ему около 4-5 ударов руками по голове и туловищу, один из которых был удар палкой по спине», – так описал подсудимый свои действия в отношении Ивана Белова.

Также 9 сентября Мерлугов подтвердил в суде, что именно он организовал анонимный звонок, который стал поводом к задержанию Белова. Для этого он приехал домой к своей знакомой, жительнице Краснодарского края, гостившей на тот момент в Ветлуге, и одолжил у нее сотовый телефон, а затем просто вышел за дверь. Там, как утверждает подсудимый, он встретил на улице незнакомую девушку, которую попросил позвонить в полицию, и та не отказала.

18 сентября 2020 года судья Уренского районного суда Нижегородской области Светлана Сапожникова вынесла в отношении Антона Мерлугова обвинительный приговор. Он был признан виновным в совершении инкриминируемых преступлений и приговорен к пяти с половиной годам лишения свободы условно.

Юристы Комитета против пыток обжаловали приговор как чрезмерно мягкий, представитель прокуратуры с приговором районного суда согласился и просил оставить его без изменения.

Сегодня Нижегородский областной суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, приговор вступил в законную силу.

Московский областной суд утвердил приговор экс-полицейскому за пытки

Сегодня, 22 декабря 2020 года, Московский областной суд оставил без изменения приговор экс-полицейскому Спартаку Севумяну, который ранее был признан виновным в пытках Бориса Мартынова и приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Доводы апелляционных жалоб оставлены без удовлетворения, решение суда вступило в законную силу.


(На фото: осужденный Спартак Севумян)

Напомним, Борис Мартынов обратился в Комитет против пыток в марте 2019 года с заявлением о том, что в ноябре 2018 года его избили сотрудники полиции, которые задержали его по подозрению в сбыте наркотиков. Борис рассказал, что днем 1 ноября 2018 года он со знакомыми употребил героин в лесополосе на окраине Красногорска. По его словам, после принятия наркотика на поляну, где они находились, спустились трое мужчин в состоянии алкогольного опьянения, которые, ничего не поясняя, начали избивать его и знакомых. Когда молодые люди уже лежали на земле, мужчины пояснили, что являются сотрудниками полиции. Борис Мартынов и трое его знакомых были доставлены в отдел по контролю за оборотом наркотиков Управления министерства внутренних дел России по городскому округу Красногорск.

«Завели в кабинет, посадили на стул. Мы еще в наручниках, сидим. В кабинете постоянно уходили-приходили сотрудники, был какой-то хаос. В какой-то момент кто-то из сотрудников полиции принес бутылку водки, они выпивали», – вспоминает Борис.

Поскольку Борис Мартынов плохо себя чувствовал после задержания, ему была вызвана бригада скорой медицинской помощи, которая прибыла в 19 часов. Осмотрев Мартынова, медики поставили предварительный диагноз «синдром вегетативной дистонии», каких-либо травм в медицинских документах не зафиксировано.

«После ухода медиков избиение продолжилось. Оперативники били нас за то, что мы не говорили, кто приобрел героин. Сергей Селиверстов сильным ударом ногой в грудь сбрасывает меня со стула, я падаю на пол, он берет в руки тот же металлический стул, на котором я сидел, и наносит мне им несколько ударов по лицу и туловищу в область груди, я пытаюсь защититься, закрываясь руками. Потом Селиверстов перестал наносить мне удары, поставил стул обратно на пол, в это время ко мне подошел Спартак Севумян, до этого стоявший слева от меня, со словами «что ты пи*дишь, сук*» и нанес один сильный удар ногой мне по туловищу, как раз в левый бок, лежал я на спине головой к окну, а ногами – по направлению к двери. Затем Севумян нанес мне еще несколько ударов ногой в тот же бок. После ударов сразу же стал жаловаться на то, что отбил об меня ногу», – так в ходе допроса у следователя Борис описал событий той ночи.

2 ноября в 12.40 Мартынова доставили для осмотра в травматологическое отделение Красногорской городской больницы № 1, где у него были зафиксированы: «Перелом VI ребра слева. Ушиб мягких тканей лица. Кровоподтеки обеих орбит фиолетового цвета. Кровоизлияние в склеру левого глаза».

Согласно заключению эксперта, Борису были причинены телесные повреждения в виде «переломов 5, 6 ребер слева по средней подмышечной линии со смещением отломков, причинившие вред здоровью средней тяжести».

Мать Мартынова обратилась в Управление собственной безопасности МВД России по Московской области с жалобой на действия полицейских.

В отношении самого Мартынова было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228.1 УК РФ («Незаконный сбыт наркотических средств»), которое 13 сентября 2019 года при рассмотрении Красногорским городским судом было возвращено на доследование в связи с противоречиями, выявленными в ходе судебного разбирательства. 28 февраля 2020 года уголовное преследование Мартынова было прекращено в связи с его непричастностью к совершению преступления.

24 июня 2019 года следователь следственного отдела по Красногорску ГСУ СК РФ по Московской области Екатерина Чуткова возбудила уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

13 ноября 2019 года по подозрению в совершении этого преступления был задержан бывший оперуполномоченный отдела по контролю за оборотом наркотиков УМВД по городу Красногорску Спартак Севумян. В тот же день он был привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу.

15 ноября 2019 года Севумян был отправлен под стражу в следственный изолятор. С 23 января по 4 февраля 2020 года эта мера пресечения была изменена на домашний арест, но это решение было отменено в апелляционном порядке Московским областным судом, и Севумян был вновь отправлен под стражу в СИЗО.

Уголовное преследование в отношении второго оперативника Сергея Селиверстова было прекращено в связи с его смертью.

Рассмотрение уголовного дела в отношении Спартака Севумяна началось 19 февраля 2020 года в Красногорском городском суде Московской области. В связи с тем, что потерпевший Борис Мартынов скоропостижно скончался, его права в процессе перешли его матери Наталье Мартыновой. В ходе судебного следствия подсудимый Спартак Севумян неоднократно менял показания, но в итоге признал вину в совершении преступления и инициативно выплатил в качестве компенсации потерпевшей стороне два миллиона рублей.

3 ноября 2020 года Красногорский городской суд Московской области вынес приговор. Судья Александра Канкишева признала Спартака Севумяна виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») и приговорила его к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Не согласившись с решением суда, экс-полицейский и его адвокат обжаловали приговор в апелляционном порядке, юристы Комитета против пыток также подали апелляционную жалобу.

Сегодня Московский областной суд оставил эти жалобы без удовлетворения, а решение суда первой инстанции – без изменения.

«В целом, мы считаем, что нарушенные права потерпевшего восстановлены в полном объеме, – говорит юрист Комитета против пыток Петр Хромов, представляющий интересы потерпевшего. – Однако в своей жалобе мы просили не только оставить назначенное наказание без изменения, но также лишить Севумяна звания «старший лейтенант полиции». К сожалению, суд не услышал наши аргументы. Мы считаем, что сохранение у осужденного специального звания – это недооценка судом опасности совершенного должностного преступления».

Установлен факт применения электротока к жителю Башкирии, пожаловавшемуся на пытки в полиции

Специалисты ООО «Межрегиональный центр экспертизы и оценки» провели комплексное исследование повреждений жителя Стерлитамака Ивана Яковлева, который пожаловался на пытки в полиции, и установили на теле Ивана следы металлизации, характерные для электротравм, которые могли образоваться от ударов электрошокера. По словам Яковлева, в июле этого года полицейские выбивали у него «явку с повинной» в краже крупного рогатого скота, а также угрожали изнасиловать шваброй и «привлечь за наркотики», если он откажется признать вину.


Напомним, 10 сентября 2020 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель Стерлитамака Республики Башкортостан Иван Яковлев. Он рассказал, что 15 июля 2020 года был задержан сотрудниками полиции в селе Помряскино. В ходе досмотра личных вещей и автомобиля Ивана полицейские обнаружили и изъяли у него обрез охотничьего ружья и три полиэтиленовых свертка с наркотическим веществом.

По словам Ивана, он сразу сообщил сотрудникам полиции о том, что обрез нашел пять лет назад и все это время он хранился у него. Однако Яковлев настаивал, что наркотики ему не принадлежат, а их подбросили в ходе досмотра.

После задержания полицейские доставили Ивана в травмпункт городской больницы Стерлитамака, а затем его отвезли в участковый пункт полиции № 10 ОМВД России по Стерлитамакскому району села Загородный.

Там, как рассказал Иван, сотрудники полиции стали избивать его кулаками и ногами по голове и телу, требуя признания в совершении серии краж крупного рогатого скота, а также угрожали тем, что, если он откажется подписать «явку с повинной», его «привлекут за наркотики».

«Минут через сорок сотрудник полиции принес автомобильный буксировочный трос желтоватого цвета. Один из сотрудников полиции посадил меня на пол, скрестил мои ноги и связал их автомобильным тросом. Другой конец троса перекинули через мою спину и плечо, трос стали тянуть сзади наверх, притягивая таким образом мое тело к ногам. Я испытывал очень сильную боль. Меня стягивали тросом на протяжении минут 20-ти, после чего давали отдохнуть 5-10 минут, затем стягивали снова. Это продолжалось несколько раз. В этот момент другие сотрудники полиции употребляли спиртные напитки. Меня продолжали бить. В какой-то момент, когда я лежал на полу, у меня пошла носом кровь, которая попала на пол кабинета. В какой-то момент один из полицейских взял электрошокер, подошел ко мне и стал наносить удары по ногам ниже колен, по ягодицам. Я отказывался признать вину. Я лежал на полу. Ко мне подошел сотрудник полиции, стянул с меня шорты и трусы, прижал к моим ягодицам швабру и спросил у сотрудников полиции о том, есть ли у кого-нибудь «резинка» (имея в виду презерватив – прим. авт.). Сотрудники полиции положили рядом со мной швабру и стали фотографировать меня на камеры своих мобильных телефонов, – говорит Иван Яковлев. – Также один полицейский говорил, что сейчас они меня изнасилуют, а потом на зоне это будет продолжаться».

По словам Ивана, избиения продолжались всю ночь, а утром 16 июля его отвезли к реке недалеко от Стерлитамака. Там сотрудники полиции сказали Ивану, что они собираются его утопить. Полицейские вновь потребовали от него признания в кражах скота, но Иван настаивал на своей непричастности к этим преступлениям. Спустя несколько часов сотрудники полиции доставили Ивана Яковлева в здание ОМВД России по Стерлитамакскому району.

«От боли в спине я не мог ни стоять, ни сидеть. Сотрудники полиции завели меня в один из кабинетов на первом этаже здания отдела полиции. Там я лег на пол и пролежал несколько часов. Я просился в туалет, но сотрудники полиции сказали, что не будут носить меня. Мне принесли металлическую канистру, и я был вынужден справлять нужду в нее. В какой-то момент один из сотрудников полиции сказал мне, чтобы я подписал документ, в котором было написано, что я не имею претензий к полицейским, а телесные повреждения я получил сам при падении с крыши своего дома. Он сказал мне, что, если я подпишу, то сотрудники полиции отвезут меня в больницу и не будут привлекать меня к уголовной ответственности. Я согласился и подписал», – вспоминает Яковлев.

После этого сотрудники полиции доставили Ивана в Городскую клиническую больницу № 1 Стерлитамака, где ему диагностировали: «Закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга (под вопросом), ушибы мягких тканей головы, туловища, верхних конечностей, повреждение связок правого голеностопного сустава, закрытый перелом поперечного отростка позвоночника слева».

По словам Яковлева, он отказался от госпитализации, полицейские из больницы доставили его в отдел полиции Стерлитамака, а затем на служебной машине отвезли домой.

22 июля в отношении Ивана Яковлева было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств в крупном размере»). Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

10 сентября юристы Комитета против пыток обратились в интересах Яковлева в Следственный комитет с сообщением о преступлении.

12 октября старший следователь Стерлитамакского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Башкортостан Олег Петров возбудил уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников полиции по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

В ноябре этого года юристы Комитета против пыток направили Ивана Яковлева для проведения комплексного медицинского химического исследования.

В заключении по результатам этого исследования специалисты ООО «Межрегиональный центр экспертизы и оценки» отметили: «При осмотре Яковлева И.Н. специалистом ООО «МЦЭО» обнаружены слабо различимые округлые рубцы (диаметром 1-2 мм) и участки измененного кожного покрова розоватого цвета (по морфологии отдаленно напоминающие папилломы) в области наружных квадрантов обеих ягодиц. Также аналогичные по морфологии рубцы обнаружены на подошвенных поверхностях стоп. Морфологические характеристики обнаруженных изменений на коже Яковлева И.Н. не исключают возможности их образования как отдаленных последствий электрометки…». Также специалисты Центра указали, что «в области рубцов, являющихся следствием заживления тех участков, куда касался электрошокер, т.е. электрометок (со слов Яковлева И.Н.) имеются следы металлизации – железо, цинк, никель, хром, указывающие на материал проводника».

«Заключение специалистов согласуется с показаниями Ивана Яковлева о том, что сотрудники полиции применяли к нему электрошокер. Мы, безусловно, будем ходатайствовать о приобщении результатов этого исследования к материалам уголовного дела», – говорит юрист Комитета против пыток Денис Исхаков, представляющий интересы Ивана Яковлева.

В СК уверены, что житель Чечни Мовсар Умаров после похищения находился под контролем силовиков

Заместитель руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СК РФ по Чеченской Республике Шамиль Хамидов опроверг официальную позицию российского правительства о том, что безвестно исчезнувший житель Чечни Мовсар Умаров не был задержан и не содержался на территории подразделений правоохранительных органов Чеченской Республики. В настоящее время следователи расследуют дело об убийстве Умарова.


Напомним, 4 сентября 2020 года родственники жителя Чеченской Республики Мовсара Умарова обратились в Комитет против пыток с просьбой помочь установить его местонахождение. Как они рассказали, Мовсар был задержан 18 июля сотрудниками правоохранительных органов и доставлен в Ленинский отдел полиции города Грозного (ранее о пытках в этом отделе полиции рассказал другой заявитель Комитета против пыток Тимур Дебишев – прим. авт.). На следующий день после задержания сотрудники Ленинского отдела полиции сообщили родственникам, что Умарова передали в полк полиции по охране нефтегазового комплекса УВО НГ РФ по Чеченской Республике (в обиходе его называют «Нефтеполк» – прим. авт.). На вопрос о причинах задержания им ответили, что ничего плохого Мовсар не совершил и где-то через неделю они вызовут родственников по отцовской линии и муллу, проведут воспитательную беседу и отпустят. В течение всего времени пребывания Мовсара на территории «Нефтеполка» его жена и мать приносили ему еду, но видеться с ним им не давали вплоть до 7 августа.

Вечером 7 августа родственников Умарова попросили срочно прийти в «Нефтеполк». Когда они приехали, их провели на территорию и завели в кабинет без таблички. Там находился Мовсар и ещё около 7-10 сотрудников. Один из них назвался «Джабраилом». Позднее брат Мовсара Умарова, присутствовавший на той встрече, опознал этого человека благодаря фотографиям, размещенным в интернете, как подполковника Зелимхана Агмерзоева – командира 3-ей роты «Нефтеполка» (ранее брат Умарова ошибочно опознавал «Джабраила» как Магомеда Байтуева, помощника главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова – прим. авт.). Видимых телесных повреждений у Умарова не было. Со слов матери Мовсара, от него требовали, чтобы он дал показания, необходимые для поимки двух «шайтанов» из Ингушетии и Дагестана, в противном случае ему угрожали 15-20 годами тюремного заключения. После этой встречи Мовсара с родственниками ему разрешили иногда пользоваться телефоном для связи с ними. Он несколько раз созванивался с женой и 10 августа сообщил ей, что его должны отпустить. Последнее сообщение от него пришло вечером 11 августа: «Я на встрече». Больше Мовсар на связь ни с женой, ни с кем-либо из родственников не выходил.

18 августа родственников Умарова снова вызвали в «Нефтеполк». Там вновь присутствовал человек, представившийся «Джабраилом», который сообщил им, что Мовсар якобы сбежал от полицейских во время задержания подозреваемого на территории Ингушетии. Брат Мовсара спросил «Джабраила», почему они в таком случае не объявили его в розыск, если он сбежал, будучи под контролем правоохранительных органов. На это «Джабраил» развел руками и сказал, что ему это непонятно.

14 сентября юристы Комитета против пыток направили в Европейский суд по правам человека жалобу о нарушении прав Мовсара Умарова, предусмотренных статьями 3 и 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Запрет пыток» и «Право на личную неприкосновенность». Правозащитники попросили Суд применить «Правило 39» и потребовать от Российской Федерации обеспечительных мер по установлению местонахождения Умарова, а также гарантии его освобождения и безопасности.

Европейский суд отказал в удовлетворении просьбы правозащитников о применении «Правила 39», но присвоил жалобе приоритетный статус.

25 сентября Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде Михаил Гальперин сообщил, что Мовсара Умарова никто не задерживал и не доставлял в какие-либо правоохранительные органы Чеченской Республики. Он добавил, что после обращения родственников Умарова в правоохранительные органы, проведением проверки занялся следственный отдел Ленинского района СУ СК России по Чеченской Республике. В ходе проверки следствие установило, что Мовсар Умаров не задерживался и не подвергался жестокому обращению со стороны представителей власти или третьих лиц.

28 сентября в Следственном комитете возбудили уголовное дело по заявлению матери Умарова, указав, что ими обнаружены признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»).

В ноябре юристы Комитета против пыток обратились с жалобой к руководству следственного управления Следственного комитета России по Чеченской Республике в связи с отказом следователя в удовлетворении ходатайства о проведении проверки на месте показаний родственников Умарова, которые заявляют, что видели Мовсара 7 августа на территории «Нефтеполка».

В декабре этого года правозащитники получили ответ заместителя руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Чеченской Республике Шамиля Хамидова, в котором он сообщил следующее: «В своих показаниях потерпевшие (родственники Умарова – прим. авт.) детально описали место их встречи с Умаровым М.М. на территории полка, расположение помещений, обстановка и интерьер кабинетов. В настоящее время у следствия не возникают сомнения в объективности этих показаний, в том числе содержание Умарова М.М., в определенное время, после его похищения на территории названного полка».

«Сейчас мы не можем точно утверждать, какими именно доказательствами помимо свидетельских показаний, подтверждается факт пребывания Мовсара на территории «Нефтеполка», так как ознакомиться с материалами дела мы сможем лишь при передаче его в суд, либо в случае его приостановления, – поясняет руководитель северокавказского филиала Комитета против пыток Дмитрий Пискунов. – Но мы удовлетворены тем, что Следственный комитет занял здравую позицию по уголовному делу и не побоялся опровергнуть изначальную позицию российского правительства, которую сообщил Европейскому суду по правам человека Михаил Гальперин. В ближайшие дни мы дополним нашу жалобу в Страсбург новой информацией и, конечно же, продолжим дальше взаимодействовать со Следственным комитетом по этому уголовному делу».