?

Log in

Юристы Комитета по предотвращению пыток начали общественное расследование по факту смерти жителя Анапы Ивана Гелиева – родственники погибшего, которые обратились за юридической помощью к правозащитникам, уверены, что его смерть наступила в результате незаконных действий сотрудников полиции. Уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности» было возбуждено спустя два с половиной месяца после произошедшего и, по мнению правозащитников, расследуется крайне неэффективно.



(Иван Гелиев)

30 июня 2017 года в краснодарское отделение Комитета по предотвращению пыток за юридической помощью обратилась жительница города Анапы Залина Гелиева. Она сообщила правозащитникам, что ее брат Иван умер в отсеке для задержанных полицейского «уазика» рано утром 18 марта этого года.

В ходе общественного расследования правозащитникам удалось выяснить некоторые обстоятельства произошедшего. Иван Гелиев около четырех часов пятнадцати минут 18 марта этого года прибыл на пересечение улиц Владимирской и Шевченко города Анапы по просьбе своего товарища, которого задержали сотрудники дорожно-патрульной службы за управление автомобилем в состоянии опьянения. Иван начал громко спорить с полицейскими, в ответ сотрудники ДПС применили к нему физическую силу и надели наручники. Через некоторое время на место прибыл наряд патрульно-постовой службы, сотрудники которой совместно с коллегами из ДПС загрузили сопротивлявшегося Гелиева в отсек для задержанных служебного автомобиля УАЗ и повезли в ОМВД России по городу Анапе.

Прибыв к отделению полиции, сотрудники ППС обнаружили, что Иван находится в бессознательном состоянии и не подает признаков жизни. Прибывшие на место медики, несмотря на проведенные реанимационные мероприятия, были вынуждены констатировать смерть задержанного.

В тот же день, 18 марта, Залина Гелиева обратилась с сообщением о преступлении в Следственный комитет, однако уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности») было возбуждено лишь 29 мая.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ивана Гелиева «наступила от закрытой тупой травмы шеи с очаговыми кровоизлияниями в область левого шейного сосудисто-нервного пучка (синокаротидного узла), сопровождалась первичным травматическим шоком и вызвала рефлекторную остановку сердца, что и явилось непосредственной причиной смерти… Закрытая тупая травма шеи могла образоваться от ударного травмирующего воздействия тупым твердым предметом непосредственно в область шеи слева, создала непосредственную угрозу для жизни и по данному признаку квалифицируется как причинение тяжкого вреда здоровью. Давность ее образования незадолго до наступления смерти, в пределах от нескольких минут до десятков минут. Данная травма шеи имеет прямую причинную связь с наступлением смерти».

«На наш взгляд, расследование этого уголовного дела ведется неэффективно, – считает юрист Комитета по предотвращению пыток Роман Веретенников, представляющий интересы Залины Гелиевой. – Мало того, что оно было возбуждено лишь спустя два с половиной месяца после смерти Ивана, следователи до сих пор не допросили ключевых свидетелей, а некоторые вещественные доказательства не закреплены должным образом. Более того, старший следователь Евгений Лисянский до настоящего времени не уведомил нас о допуске в это уголовное дело в качестве представителей потерпевшей, хотя установленные на это законом сроки уже прошли. Обо всем этом мы рассказали вчера заместителю руководителя краевого следственного управления Сергею Солнцеву в ходе личного приема».

Вчера, 19 июля 2017 года, Ленинский районный суд Оренбурга вынес решение о продлении срока содержания под стражей начальника оперативного отдела СИЗО № 2 Виталия Симоненко до 20 сентября. Днем ранее Советский районный суд Орска также продлил срок содержания под домашним арестом начальника этого СИЗО Евгения Шнайдера до 20 октября. Основанием для продления меры пресечения должностным лицам СИЗО послужили запланированные следственные действия по расследованию смерти осужденного Владимира Ткачука.



(Источник фото: http://www.orskeparh.ru)

Напомним, в сентябре 2013 года в межрегиональную общественную организацию «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась мать осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских. Она сообщила правозащитникам, что 5 сентября ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО № 2 города Орска Оренбургской области, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения № 11 в качестве хозяйственного работника.

Расследование по факту смерти Ткачука изначально велось вяло и безынициативно: об этом выразительно свидетельствует тот факт, что следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии по жалобам правозащитников признавались незаконными и отменялись. Полгода следователь утверждала, что полученные многочисленные травмы у Ткачука – результат падения на него доски. Кстати, о том, что именно такой будет официальная версия и сотрудников СИЗО, рассказал Надежде Чертовских в ходе телефонного звонка неизвестный 5 сентября 2013 года.

Следователя, по всей вероятности, устраивала такая картина происшедшего: якобы у стены стояла доска шириной 30 и толщиной 5 сантиметров, которыми осужденные стелили полы в помещении. Длину доски следователь почему-то не определила, обозначив её «примерно в 2-3 метра». Собственно, «доску-убийцу» следователь и не видела, а просто поверила сотрудникам СИЗО № 2 на слово. И вот эта доска, будто бы, возьми да и упади на голову Владимира Ткачука. Вот только судя по характеру и количеству повреждений, доска эта падала несколько раз…

Позднее заключением специалиста ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России было установлено, что «характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твёрдым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы».

– По версии сотрудников СИЗО, Ткачук получил травму на производстве второго сентября, потом его водворили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде «подъем». Согласно показаниям свидетелей, Ткачук, находясь в ШИЗО, просил оказать ему медицинскую помощь, высказывал жалобы на головную боль и очень плохое самочувствие, а в течение последних суток перед смертью он уже был в бреду, не понимал, где он находится. Однако врачи прибыли к нему лишь в 00.45 5 сентября, когда тот уже был в коме. В 02.50 того же дня медики зафиксировали смерть осужденного, – рассказывает юрист Комитета по предотвращению пыток Тимур Рахматулин, представляющий интересы матери погибшего.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь спустя полгода, но и даже после этого следователи ни на йоту не приблизились к установлению лиц, виновных в смерти Ткачука: дело шесть раз прекращалось, и каждый раз правозащитники обжаловали подобные постановления следователей.

Вместе с тем, 4 мая 2016 года юристы Комитета по предотвращению пыток подали в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Надежды Чертовских. В декабре того же года эта жалоба была коммуницирована – российским властям были заданы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне.

7 июня этого года в рамках расследования уголовного дела по факту смерти Владимира Ткачука были задержаны двое высокопоставленных сотрудников орского СИЗО № 2: начальник Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела Виталий Симоненко.

Позднее Евгений Шнайдер признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») – он нанес несколько ударов в область рук и грудной клетки осужденному Владимиру Ткачуку. Главным виновным в избиении Ткачука следствие считает Виталия Симоненко. Ему предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статьям: превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия, и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

«Симоненко и его адвокат возражали против продления срока содержания под стражей, однако суд, изучив материалы дела, усмотрел, что ранее по делу уничтожались доказательства и есть основания полагать, что обвиняемый может уничтожить доказательства, а также воздействовать на свидетелей. При этом согласно материалам дела, большая часть свидетелей согласилась давать показания только при условии применения к ним мер безопасности. А вот Шнайдер и его защитник в ходе процесса не возражали против продления домашнего ареста, разве что просили разрешить один час прогулок в день, но суд отказал», – рассказывает член Комитета по предотвращению пыток Вячеслав Дюндин, представляющий интересы Надежды Чертовских.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу, поданную юристами Комитета по предотвращению пыток в интересах Олега Сильверстова, пострадавшего во время акции «За честные выборы» в 2012 году в Нижнем Новгороде. Страсбургские судьи задали российским властям вопросы о том, подвергался ли Сильверстов незаконному физическому насилию со стороны сотрудников правоохранительных органов, а также было ли эффективным расследование этого инцидента на национальном уровне.



Напомним, Олег Сильверстов обратился к правозащитникам за юридической помощью пять лет назад, в 2012 году. По его словам, во время уличной акции «За честные выборы» 10 марта 2012 года сотрудники батальона специального назначения полка патрульно-постовой службы полиции Управления МВД России по Нижнему Новгороду (далее – БСН) повалили его на землю, стали душить, сдавливая горло рукой. Когда Олег Сильверстов попытался освободиться, получил удар в левое предплечье. Затем несколько сотрудников БСН и ОМОН потащили его к автобусу, возле автобуса к нему вновь была применена физическая сила, его повалили на землю, нанесли удар ногой в грудь. Опасаясь за свое здоровье, Сильверстов забрался под автобус, но сотрудники правоохранительных органов вытащили его оттуда, нанесли несколько ударов рукой в голову, от ударов Сильверстов потерял сознание и очнулся уже в автобусе БСН.

Сильверстова и остальных задержанных привезли в отдел полиции № 5. В связи с тем, что состояние Олега ухудшилось (появилась слабость и тошнота), он стал требовать у сотрудников полиции вызвать ему скорую помощь.

Через некоторое время в отдел полиции приехала бригада скорой помощи, Сильверстова осмотрели, и он был госпитализирован в городскую больницу № 39, где ему был поставлен диагноз: сотрясение головного мозга, ушибы тела и лица.

На следующий день, 11 марта, Сильверстов обратился в Следственный комитет с сообщением о преступлении. За время проведения официальной проверки было вынесено семь постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, причем шесть из них отменялись вышестоящим руководством и прокуратурой как незаконные и необоснованные.

«Несмотря на то, что проверка длилась более трех лет и у следователя было более чем достаточно времени для того, чтобы установить значимые для дела обстоятельства, он ограничивался версией сотрудников полиции – дескать, Сильверстов получил травмы, когда он случайно при загрузке в автобус соскользнул со ступенек и упал на землю. При этом последние два постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные следователем, полностью, с сохранением пунктуации и орфографии, повторяли друг друга», – подчеркивает юрист Комитета по предотвращению пыток Сергей Шунин.

Последнее «отказное» постановление было обжаловано правозащитниками в судебном порядке, однако сначала районный суд, а затем суд апелляционной инстанции отказали в удовлетворении жалобы, посчитав это постановление законным.

В связи с этим юристы Комитета  по предотвращению пыток, представляющие интересы Олега Сильверстова, в июне прошлого года были вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека.

Сегодня на сайте ЕСПЧ была опубликована информация о том, что эта жалоба коммуницирована.

«Европейский суд по правам человека задал Российской Федерации вопросы, касающиеся статьи 3 Европейской Конвенции («Запрет пыток») в части жестокого обращения со стороны полицейских и соразмерности примененной силы в ходе задержания Сильверстова, – говорит юрист отдела международно-правовой защиты Комитета по предотвращению пыток Екатерина Ванслова. – Также страсбургские судьи задали вопросы об эффективности расследования этого эпизода и о том, насколько власти были осведомлены о публичном мероприятии, в ходе которого был задержан заявитель. Мы ожидаем ответы российских властей, чтобы впоследствии со своей стороны также прокомментировать обстоятельства этого дела».

Европейский суд по правам человека направил российским властям вопросы по делу оренбуржца, обратившегося в Страсбургский суд с жалобой на применение к нему пыток в 2006 году.



(Сергей Ерошенко)

Заявление Сергея Ерошенко – одно из первых, с которых оренбургское отделение Комитета против пыток начинало свою деятельность в апреле 2007 года. Заявитель сообщил, что в ночь с 23 на 24 ноября 2006 года в ходе задержания его жестоко избили сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью УВД Оренбургской области.

По словам Ерошенко, избиение продолжилось и в РОВД Акбулака, куда его доставили после задержания. Как указывал заявитель в своем письменном обращении к правозащитникам, издевавшиеся над ним милиционеры были пьяны и, помимо непосредственно избиения, хотели засунуть ему в задний проход резиновую палку с надетым презервативом, но не смогли разорвать одежду. В ходе экзекуций сотрудники милиции требовали от него признательных показаний в том, что обрез, из которого кто-то когда-то стрелял, принадлежит ему.

Как вспоминал Сергей, только на утро, когда в отдел начали приходить заступающие на дежурство сотрудники РОВД, его поместили в камеру изолятора временного содержания.

– Там у меня началась рвота, очень болела голова, я просил вызвать мне врачей, но никто меня не слушал, – описывал происходившее в то утро Ерошенко.

Через некоторое время его отвели к следователю, в кабинете которого находился и адвокат. Ерошенко сообщил, что его избили сотрудники милиции и ему нужен врач. Через некоторое время Сергея отвезли в больницу, где врачи приняли решение поместить его в отделение хирургии.

Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования, у Ерошенко имелись следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, кровоподтеки лица, ушиб груди справа, ссадины обоих предплечий.

28 ноября прямо в больничной палате Ерошенко состоялся суд, который определил ему меру пресечения в виде заключения под стражу по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 163 УК РФ («Вымогательство»). Ерошенко рассказал о том, как сотрудники милиции избивали его, но на это суд никак не отреагировал.

Лишь 4 декабря Ерошенко удалось подать заявление по поводу произошедшего в прокуратуру Акбулакского района. По итогам проверки заместитель прокурора Алексей Иванов дважды выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Последнее из названных решений, датированное 15 февраля 2007 года, было основано на том, что применение физической силы в отношении Ерошенко было, якобы, законным.

10 мая 2007 года сотрудники Комитета против пыток обжаловали это «отказное» постановление заместителя районного прокурора в суд. Однако судья Сергей Стойко отказал в принятии жалобы к рассмотрению, указав, что изложенные в жалобе доводы должны являться предметом судебного контроля в ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению самого Сергея Ерошенко. На это решение была подана кассационная жалоба в Оренбургский областной суд, который 10 июля 2007 года согласился с выводами суда первой инстанции.

«Примечательно, что при рассмотрении уголовного дела по обвинению Сергея Ерошенко последний, следуя рекомендациям судьи Стойко, вновь сообщил о жестоком избиении в милиции. Однако и в этот раз суд отказался рассматривать доводы Сергея о примененных к нему пытках, теперь уже указав, что действия сотрудников милиции не являются предметом судебного разбирательства», – подчеркнул член Комитета по предотвращению пыток Вячеслав Дюндин.

Исчерпав все средства правовой защиты на национальном уровне, в июле 2008 года юристы Комитета против пыток обратились с жалобой в интересах Сергея Ерошенко в Европейский суд по правам человека.

Спустя девять лет Суд коммуницировал эту жалобу, задав российским властям вопросы, в том числе, подвергался ли заявитель пыткам и было ли эффективным расследование его заявления об этом.

Нижегородский районный суд признал законным решение администрации Нижнего Новгорода, которая отказала согласовать проведение пикета, приуроченного к Международному дню ООН в поддержку жертв пыток, на Театральной площади. Юристы Комитета по предотвращению пыток намерены обжаловать это решение.



(Сергей Бабинец на одиночном пикете 26 июня)

В 1997 году по рекомендации Экономического и Социального Совета Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 26 июня Международным днем Организации Объединенных Наций в поддержку жертв пыток (International Day in Support of Victims of Torture). Этот день посвящен привлечению общественного внимания к необходимости искоренения пыток и обеспечения реализации положений Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года, которая вступила в силу 26 июня 1987 года.

Ежегодно 26 июня во многих странах мира проходят акции и публичные мероприятия в поддержку жертв пыток. Уличные пикеты на протяжении многих лет проходили и в Нижнем Новгороде на Театральной площади.

19 июня этого года юрист Комитета по предотвращению пыток Сергей Бабинец, как организатор пикета, уведомил администрацию города о намерении провести 26 июня на Театральной площади это мероприятие с целью проинформировать общественность о необходимости соблюдения национального законодательства о предотвращении пыток и недопустимости применения пыток.

На следующий день начальник управления по безопасности и мобилизационной подготовке администрации Нижнего Новгорода Александр Ильченко в своем отказе в согласовании места и времени проведения публичного мероприятия указал: «Заявленное в уведомлении место проведения публичного мероприятия в форме пикета улица Большая Покровская, 13 (напротив Нижегородского государственного академического театра драмы имени М. Горького) не входит в перечень единых специально отведенных или приспособленных для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений, а также массового присутствия граждан для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера места на территории города Нижнего Новгорода».

При этом представитель администрации города предложил несколько альтернативных мест для проведения пикета.

– Эти места нам совершенно не подходили, так как находятся на большом удалении от центра города, имеют низкую пешеходную проходимость. Проведение пикета в предложенных местах не позволило бы должным образом проинформировать нижегородцев о существовании проблемы пыток, – считает Бабинец.

Ответ администрации было решено обжаловать в суд, а мероприятие всё же провести. В конечном итоге, 26 июня на Театральной площади состоялся одиночный пикет с использованием табличек, на которых прохожие могли прочитать истории сорока заявителей Комитета, пострадавших от пыток.

6 июня 2017 года суд Нижегородского района, изучив доводы сторон, пришёл к выводу о том, что решение администрации Нижнего Новгорода об отказе в согласовании пикета на Театральной площади законно.

В ходе рассмотрения жалобы в суде представители городской администрации Александр Мизерий и Эльвира Габелева сослались на положение Указа Президента РФ об усилении мер безопасности в период проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года. Якобы именно из-за проведения футбольного мундиаля администрация ввела ограничения на проведение публичных мероприятий в городе.

– Действительно, Указ Президента вводит ограничение на проведение публичных мероприятий, однако в Нижнем Новгороде оно будет действовать исключительно во время проведения чемпионата – с мая по июль 2018 года. Поэтому такие «упреждающие» ограничительные меры администрации города противоправны, а ссылки на Указ некорректны, – подчеркивает Бабинец.

Помимо этого, представители ответчиков заявили, что администрация города никому не согласовывает проведение публичных мероприятий на улице Большой Покровской и пикет, который хотел провести Сергей Бабинец, не исключение. В доказательство этому в суде были продемонстрированы полтора десятка уведомлений о проведении публичных мероприятий, начиная пикетами и заканчивая многотысячными концертами, которые администрация также не захотела согласовывать.

– И этот довод я не могу считать корректным, – продолжает Бабинец, – в марте и апреле этого года на Театральной площади прошло несколько согласованных с администрацией города публичных мероприятий: два пикета обманутых дольщиков, пикет за запрет цирков с животными, пикет об усилении ответственности за жестокое обращение с животными. По моему мнению, суд необъективно подошёл к изучению доводов сторон и вынес незаконное и необоснованное решение. Действия городской администрации я считаю незаконными, нарушающими моё конституционное право на свободу собраний и планирую добиться отмены решения чиновников, даже если для этого придётся дойти до международного суда.

1 июля, несмотря на все препоны, чинимые администрацией города, в Нижнем Новгороде все же состоялся благотворительный концерт «НеТрамплин Party: «Music Against Torture», приуроченный к Международному дню ООН в поддержку жертв пыток. Напомним, ранее городская администрация и МВД заявили, что мероприятие, которое планировалось провести на Гребном канале, будет считаться несанкционированным, позднее в проведении концерта, несмотря на подписанный договор, в последний момент отказал и HARAT'S PUB – категорически против его проведения выступили владельцы здания, в котором паб арендует помещение. В итоге, мероприятие прошло в «Том самом месте», владельцы которого любезно оказали нам помощь в его проведении. Предлагаем вашему вниманию видеоотчет.



Несмотря на многочисленные сложности, с которыми столкнулись организаторы благотворительного рок-фестиваля, его все-таки удалось провести в видоизмененном формате. По оценкам организаторов, на мероприятии присутствовало порядка двухсот пятидесяти человек, на концерте выступили группы: «Скамейка Запасных», «Traysi», «Yawn Hic», «Thunderballs» и «Useless ID».





Авторы видео: Алексей Новиков и Евгений Чиликов.

В рамках мероприятия удалось собрать восемнадцать с половиной тысяч рублей для нижегородца Александра Дмитриева, пострадавшего от пыток в полиции. Напомним, после пережитого Александр стал инвалидом II группы и нуждается в постоянном лечении.

«Несмотря на то, что мероприятие несколько раз пытались сорвать усилиями городской администрации, мы всё равно его провели. Пришло достаточно много людей, которых не смутило ни маленькое помещение, ни возможные проблемы со стражами порядка. Царила атмосфера понимания и единства. Спасибо всем кто пришел, это было уютно и весело! И еще раз извиняюсь перед теми, кого мы не успели своевременно оповестить об очередном изменении места проведения концерта», – говорит один из организаторов мероприятия Альберт Кузнецов.

Сегодня, 6 июля 2017 года, в Советском районном суде Нижнего Новгорода началось рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего сотрудника отдела полиции № 7 Павла Берсенева, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).



Напомним, жительница Нижнего Новгорода Елена Петрова (имя и фамилия изменены – прим. авт.) обратилась в Комитет по предотвращению пыток за юридической помощью. Она сообщила, что ее грубо задержали в нижегородском караоке-кафе и доставили в отдел полиции № 7 Управления МВД России по городу Нижнему Новгороду. Там, по ее словам, один из полицейских в ходе разговора повысил голос, нанес ей удар рукой по лицу и с силой толкнул в стену.

В своем объяснении правозащитникам Елена сообщила, что ночью 2 апреля этого года она с приятелями отдыхала в караоке-кафе. В какой-то момент на танцполе возникла потасовка между молодым человеком из ее компании и другими посетителями. Присутствующие принялись разнимать дерущихся, а через некоторое время в кафе прибыли сотрудники полиции.

Как утверждает Елена, полицейские целенаправленно подошли именно к ней и приказали проехать с ними в отдел. Она попросила полицейских разъяснить причину обращения к ней, однако те с применением физической силы завели ей руки за спину и надели на них наручники. От этого Елена испытала сильную физическую боль (впоследствии хирург диагностировал у нее «растяжение связок плечевых суставов»).

Петрова была доставлена в отдел полиции № 7.

В отделе, как рассказала Елена, ей дали на подпись какие-то объяснения, однако прочесть их не разрешили. После того, как доставленная несколько раз отказалась подписывать бумагу, полицейский резко поменял тон разговора на агрессивный и сказал: «Если ты сейчас не подпишешь – я тебе всеку!»

– Я сказала, что все равно не буду ничего подписывать. Сразу после этого сотрудник полиции ударил меня по лицу ребром ладони, – вспоминает Петрова.

В итоге, Елена все же подписала документ, так и не прочитав его. После этого ее освободили. Из отдела полиции нижегородка вышла примерно в половине пятого утра. В тот же день она обратилась в травмпункт городской больницы № 34, а на следующий день – к хирургу по месту жительства. По итогам осмотра врач диагностировал у пострадавшей: «Ушиб мягких тканей лица, правого и левого предплечий. Растяжение связок правого и левого плечевых суставов».

10 апреля 2017 года следователь следственного отдела СУ СК РФ по Нижегородской области майор юстиции Изверов возбудил уголовное дело в отношении оперативного дежурного дежурной части отдела полиции № 7 УМВД России по Нижнему Новгороду Павла Берсенева по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Предварительное расследование заняло около двух месяцев, и после утверждения прокуратурой обвинительного заключения 2 июня уголовное дело было направлено в Советский районный суд Нижнего Новгорода.

Сегодня в суде началось рассмотрение этого дела.

Начальник СИЗО № 2 Орска Оренбургской области Евгений Шнайдер признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») – он нанес нескольких ударов в область рук и грудной клетки осужденному Владимиру Ткачуку. Главным виновным в избиении Ткачука, который впоследствии скончался, следствие считает начальника оперативного отдела СИЗО № 2 Виталия Симоненко. Ему уже предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статьям: превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия, и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В настоящее время Шнайдер находится под домашний арестом, а Симоненко – под стражей в СИЗО.



(Евгений Шнайдер, источник: http://56.fsin.su)

Напомним, в сентябре 2013 года в межрегиональную общественную организацию «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась мать осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских. Она сообщила правозащитникам, что 5 сентября ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО № 2 города Орска Оренбургской области, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения № 11 в качестве хозяйственного работника.

Расследование по факту смерти Ткачука изначально велось вяло и безынициативно: об этом выразительно свидетельствует тот факт, что следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии по жалобам правозащитников признавались незаконными и отменялись. Полгода следователь утверждала, что полученные многочисленные травмы у Ткачука – результат падения на него доски. Кстати, о том, что именно такой будет официальная версия и сотрудников СИЗО, рассказал Надежде Чертовских в ходе телефонного звонка неизвестный 5 сентября 2013 года.

Следователя, по всей вероятности, устраивала такая картина происшедшего: якобы у стены стояла доска шириной 30 и толщиной 5 сантиметров, которыми осужденные стелили полы в помещении. Длину доски следователь почему-то не определила, обозначив её «примерно в 2-3 метра». Собственно, «доску-убийцу» следователь и не видела, а просто поверила сотрудникам СИЗО № 2 на слово. И вот эта доска, будто бы, возьми да и упади на голову Владимира Ткачука. Вот только судя по характеру и количеству повреждений, доска эта падала несколько раз…

Позднее заключением специалиста ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России было установлено, что «характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твёрдым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы».

– По версии сотрудников СИЗО, Ткачук получил травму на производстве второго сентября, потом его водворили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде «подъем». Согласно показаниям свидетелей, Ткачук, находясь в ШИЗО, просил оказать ему медицинскую помощь, высказывал жалобы на головную боль и очень плохое самочувствие, а в течение последних суток перед смертью он уже был в бреду, не понимал, где он находится. Однако врачи прибыли к нему лишь в 00.45 5 сентября, когда тот уже был в коме. В 02.50 того же дня медики зафиксировали смерть осужденного, – рассказывает юрист Комитета по предотвращению пыток Тимур Рахматулин, представляющий интересы матери погибшего.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь спустя полгода, но и даже после этого следователи ни на йоту не приблизились к установлению лиц, виновных в смерти Ткачука: дело шесть раз прекращалось, и каждый раз правозащитники обжаловали подобные постановления следователей.

Вместе с тем, 4 мая 2016 года юристы Комитета по предотвращению пыток подали в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Надежды Чертовских. В декабре того же года эта жалоба была коммуницирована – российским властям были заданы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне.

7 июня этого года в рамках расследования уголовного дела по факту смерти Владимира Ткачука были задержаны двое высокопоставленных сотрудников орского СИЗО № 2: начальник Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела Виталий Симоненко.

9 июня Советский районный суд Орска поместил Евгения Шнайдера под домашний арест, Виталию Симоненко суд назначил меру пресечения в виде заключения под стражу.

«О признании начальником СИЗО своей вины в инкриминируемом преступлении нам стало известно из полученного сегодня судебного постановления об избрании ему меры пресечения, – комментирует Тимур Рахматулин. – Кроме того, из постановления следует, что одной из целей избиения Ткачука стало стремление сотрудников учреждения склонить Владимира к сотрудничеству с администрацией и к содействию в сокрытии недостатков работы СИЗО № 2. Так же, как следует из постановления суда, при избиении Ткачука присутствовали другие осужденные».

Сегодня в ряде СМИ появились сообщения со ссылкой на пресс-службу ГУ МВД России по Ставропольскому краю о том, что Мурад Амриев снят с федерального розыска. Эту информацию официально подтвердила заместитель начальника отдела информации и общественных связей регионального МВД Анна Анисимова в разговоре с председателем Комитета по предотвращению пыток Игорем Каляпиным. Однако, несмотря на эти сообщения, Мурад Амриев до сих пор находится в базе данных «Розыск» как разыскиваемый по уголовному делу – проверить эту информацию может любой желающий на официальном сайте МВД России.



(Мурад Амриев)

Сегодня в пресс-службу Комитета по предотвращению пыток обратились коллеги из пресс-службы отдела МВД России по городу Пятигорску с просьбой опубликовать следующую информацию, касающуюся событий 3 июля:

«3 июля 2017 года в дежурную часть Отдела МВД России по городу Пятигорску поступило сообщение о том, что в одной из городских квартир находятся подозрительные граждане. На место происшествия был направлен участковый уполномоченный полиции. В квартире находились двое мужчин. После проверки персональных данных граждан выяснилось, что один из них числится в федеральном розыске по инициативе органов внутренних дел соседнего региона. Эти данные были перепроверены, после чего выяснилось, что гражданин снят с федерального розыска. По факту данного инцидента проводится проверка в порядке статей 144-145 УПК РФ».

Охотно выполняем эту просьбу, однако считаем своим долгом сообщить, что Мурад Амриев, о котором идет речь и который по сообщению двух пресс-служб снят с розыска, продолжает находиться в базе данных «Розыск». Эту информацию может каждый легко проверить, внеся необходимые данные в поисковик на официальном сайте МВД России.



(Скрин с сайта МВД России)

Продолжаются злоключения заявителя Комитета по предотвращению пыток, чемпиона мира ММА по версии World Mixed Martial Arts Federation Мурада Амриева. Вчера в пятигорскую квартиру, где Мурад проживал пока проходил лечение, пришел сначала участковый, а после него – десяток вооруженных полицейских: они искали Мурада, поскольку тот до сих пор находится в федеральном розыске.



(Мурад Амриев)

Напомним, 14 июня этого года в отношении Мурада Амриева было прекращено уголовное дело по ч. 3 ст. 327 УК РФ («Использование заведомо подложного документа») – в паспорте Мурада была опечатка в дате рождения.

После получения постановления о прекращении уголовного дела Мурад отправился поправить здоровье в курортный город Пятигорск (правая рука распухла от применения наручников, кисть онемела, что было чревато для его спортивной карьеры). В Пятигорске он проживал на съемной квартире члена Комитета по предотвращению пыток, журналиста  Константина Гусева.

Вечером 3 июля 2017 года в квартиру пришел участковый для проверки документов по «сигналу бдительных соседей». Участковый записал паспортные данные Мурада и ушел. Поняв, что этим дело не ограничится, Мурад предпочел тут же уехать из Пятигорска. Как показали дальнейшие события, не зря. Буквально через час, около 8 часов вечера, в квартиру вновь постучали.

– На пороге стояло около десятка вооруженных полицейских: с автоматами, в бронежилетах и «сферах». Они вошли в квартиру, несколько человек окружило меня с оружием наизготовку, а остальные рассредоточилась по квартире, – рассказывает Константин Гусев. – Курьеза в этой ситуации добавило то, что в этот момент я жарил курицу на ужин, и вынужден был бегать между горящей плитой и вооруженными людьми. Полицейские потребовали сообщить, где сейчас Мурад Амриев. Я ответил, что он уехал в неизвестном мне направлении. Меня «пробили по базе», после чего полицейские ушли. Чуть позже вновь пришел участковый уполномоченный и стал спрашивать меня про Мурада. Я вновь повторил, что не знаю, где он. Участковый сказал, что появление автоматчиков – это обычная практика местной полиции на «сигнал соседей». Позже он все-таки признался, что Амриев проходит у них по федеральной базе розыска. На слова, что с Мурада сняты все обвинения и информация об этом есть на сайте чеченского МВД, участковый заявил, что он «больше доверяет базе», а потом почему-то добавил, что «сайт и база одно и то же».

Сегодня адвокат Мурада Амриева подал жалобу в грозненский отдел полиции № 3 на неснятие Амриева с розыска. Однако, как следует из представленного адвокату письма, учетные документы на снятие Амриева с федерального розыска были направлены еще 14 июня этого года начальнику информационного центра МВД по Чеченской Республике полковнику Дундулову.



В связи с произошедшим председатель Комитета по предотвращению пыток, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Каляпин обратился (читать) к министру внутренних дел России Владимиру Колокольцеву с просьбой дать указание о немедленном исключении Мурада Амриева из базы розыска и прекращении его незаконного преследования со стороны сотрудников ведомства.

Profile

protiv_pytok
protiv_pytok

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com